Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Генеральный секретарь ОДКБ в интервью телеканалу «МИР 24» рассказал о встрече с генсеком ООН «на полях» 69-й сессии Генассамблеи в Нью-Йорке и подвел предварительные итоги заседания постоянной комиссии Парламентской Ассамблеи ОДКБ в Минске

Генеральный секретарь ОДКБ в интервью телеканалу «МИР 24» рассказал о встрече с генсеком ООН «на полях» 69-й сессии Генассамблеи в Нью-Йорке и подвел предварительные итоги заседания постоянной комиссии Парламентской Ассамблеи ОДКБ в Минске
15 Октября 2014
В белорусской столице проходит заседание постоянной комиссии Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности. Представителям России, Армении, Беларуси, Казахстана и Таджикистана предстоит обсудить вопросы обеспечения безопасности в регионе, а также обсудить возможные меры по отражению мировых угроз. Главные темы и предварительные итоги встречи в интервью телеканалу «МИР 24» прокомментировал генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа.

- В Душанбе на заседании Координационного совета руководителей компетентных органов государств-членов ОДКБ шла речь о борьбе с незаконной миграцией. Каких новых договоренностей в плане противодействия незаконной миграции удалось достичь?

Это было очень интересное заседание, мы обменивались информацией относительно миграционных потоков, говорили и договаривались о системе миграционного контроля, обсуждали, какая система контроля существует в каждом государстве, как ее организовать более эффективно. Также обсуждались некоторые проблемы, возникшие в последнее время в связи с тем, что российская миграционная служба перешла на машинный контроль въезжающих. Появилось достаточно большое количество «отказников», то есть лиц, которым закрыт въезд в Россию. Хотя это делалось чисто по техническим причинам. По большому счету они имеют право находиться в России, но техническое оформление документов не позволяет им сегодня присутствовать здесь, работать, учиться и т.д. Может быть, не совсем была отработана система оповещения соответствующих контрольных служб по тем лицам, которые абсолютно обоснованно въезжают в РФ. Это тоже стало предметом обсуждения на душанбинской встрече. И конечно, мы говорили о создании единого банка данных по документам, утратившим свою силу или утерянным. То есть большой блок вопросов касался чисто практической координации, практического сотрудничества в сфере миграционной деятельности. Я считаю, что заседание прошло очень успешно и полезно для выработки единой стратегии, единых подходов к миграционной деятельности.

- Как вы оцениваете результативность вашей встречи с генсеком ООН Пан Ги Муном «на полях» 69-й сессии Генеральной ассамблеи в Нью-Йорке?

Действительно, на полях Генассамблеи ООН две недели назад проходила рабочая встреча министров иностранных дел стран-членов ОДКБ, на которой обсуждались вопросы повестки дня, а также вырабатывались единые подходы к тем или иным сложным проблемам глобальной региональной безопасности. Состоялась и встреча с генсеком ООН. Для меня очень приятно, что Пан Ги Мун дал нетрадиционно высокую оценку совместной деятельности ООН и ОДКБ. Я понимаю, что должны быть какие-то приятные слова, сказанные в адрес партнеров, которые встречаются. Но в этот раз Пан Ги Мун заявил, что крайне удовлетворен тем уровнем сотрудничества, который сегодня существует между ООН и ОДКБ.

- Можно ли говорить о том, что в рядах стран-членов ОДКБ наблюдается единодушие в вопросах обеспечения безопасности и отражения мировых угроз, обсуждаемых на Генассамблее?

По всем обсуждаемым вопросам, в том числе сложным, касающимся повестки, позиции глав МИД наших государств полностью совпадали. Если говорить в целом, то, безусловно, общие позиции и подходы наших государств к отражению внешних региональных глобальных угроз совпадают, в противном случае государства не участвовали бы в такой организации, как ОДКБ.

- Что касается вопросов сотрудничества в сфере миротворчества - обсуждалась ли на встрече в Нью-Йорке возможность, в случае необходимости, участия миротворческих сил ОДКБ в операции на Украине?

Это было квинтэссенцией тех обсуждений, которые мы провели - и с замгенсека ООН Эрве Ладсусом, который занимается миротворческими операциями, и с Пан Ги Муном. Речь шла о том, что сегодня ОДКБ имеет миротворческий потенциал, который подготовлен, экипирован и может быть задействован как на территории стран-членов ОДКБ, так и за пределами по мандату Совета безопасности ООН. Мало того, даже обсуждалась необходимость подключения миротворцев ОДКБ к тем или иным миротворческим операциям, которые сейчас проходят в формате ООН.

- В России в рамках ОДКБ появился Центр по противодействию киберугрозам. Что это за центр и каковы основные направления его деятельности?

Это центр по киберинцидентам. Идея его создания принадлежит российской стороне. Сегодня мы занимаемся подготовкой необходимой нормативной базы. Думаем, что в декабре на заседании Совета коллективной безопасности мы эту базу представим для того, чтобы у нас было политическое решение о создании такого центра. Данная структура предусматривает совместную деятельность по предотвращению киберинцидентов, попыток дезорганизовать работу информационных ресурсов государства или вторгнуться в его деятельность. Центр будет вырабатывать единую нормативную базу, обмениваться информацией по киберинцидентам и т.д. У него много функциональных задач, положение такое отработано, оно будет утверждено президентами. Я считаю, что это один из шагов, направленных на обеспечение информационной безопасности наших государств.

- А какие основные транснациональные угрозы сегодня стоят перед государствами-членами ОДКБ? И как они с ними справляются?

Сегодня можно говорить о резком обострении террористической деятельности. Конечно, нас это беспокоит. Нас тревожит и деятельность экстремистских организаций на территории наших государств, попытки дестабилизировать обстановку, в том числе с использованием силы. Нас беспокоит наркотрафик. Даже в России последние несколько дней десятки людей погибли от спайса. Причем это, как правило, молодые люди, наш генофонд. Это вторая тема, третья тема - это Афганистан с учетом деградации там ситуации. Мы отмечаем появление отрядов боевиков «Талибан» и Исламского движения Узбекистана уже на севере страны, в непосредственной близости от границ с Таджикистаном. Нас беспокоит и деятельность организованных преступных групп, направленная на незаконную миграцию и продажу людей. Мы должны говорить и о крупных природных и техногенных катастрофах, которые периодически возникают на территории наших стран. В рамках противодействия этому явлению мы создаем системы коллективного реагирования при ЧС. И, конечно же, горячие точки - сегодня, к сожалению, это Украина и влияние происходящих там событий на все постсоветское пространство, неутихающий конфликт в Нагорном Карабахе и Центрально-Азиатский регион - граница с Афганистаном.

- Какие шаги государствами-членами ОДКБ делаются в плане укрепления военного сотрудничества?

Несколько лет назад президенты утвердили направления развития военного сотрудничества. В рамках этой деятельности сегодня мы создаем коллективные авиационные силы, работаем на созданием единой системы управления, у нас есть совместно выработанные походы к созданию сил специальных операций, которые нам необходимы для проведения тех или иных войсковых операций КСОР, совершенствуем систему военно-технического сотрудничества. То есть достаточно большой набор тех мер, которые мы в течение нескольких лет должны реализовать. Я считаю, что с учетом той обстановки, в которой мы работаем и живем, мы идем с большим сроком опережения с точки зрения создания тех или иных элементов военного сотрудничества. Военное сотрудничество сегодня - одно из самых успешных направлений деятельности в рамках ОДКБ.

- Какие у ОДКБ есть предложения по минимизации тех вызовов, с которыми мы столкнемся после вывода натовских контингентов из Афганистана?

У нас есть предложения и конкретные решения по этим предложениям. Эти решения подтверждены нашими президентами - членами Совета коллективной безопасности. По ним мы и работаем. Это вопрос укрепления таджикско-афганской границы, активизация деятельности по пресечению наркотрафика, работа по пресечению деятельности экстремистских организаций, в том числе их попыток проникновения на территорию Таджикистана. Конечно же, это оказание помощи афганским властям и силовикам по обеспечению стабильности в этой стране. Набор мер, которые мы выработали и утвердили у глав государств, достаточно обширный. По этим направлениям сегодня скоординировано действуют все силовые структуры государств-участников ОДКБ.

- Есть ли какие-то положительные подвижки в рамках пресечения афганского наркотрафика?

Усилиями, прежде всего, ФСКН России и аналогичных структур других стран ОДКБ, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков, мы создали центр по проведению специальных антинаркотических операций. Он функционирует, работает в том числе по планированию таких операций. Мы вышли совместно на то, чтобы в рамках операции «Канал», кроме задействования потенциала и возможностей других государств, активно использовать спецподразделения по маршрутам переброски наркотиков. Опыт проведения спецопераций у нас есть по югу Кыргызстана, в Таджикистане. Думаю, что эти совместные усилия, комплекс мер, осуществляемый в рамках координационного совета руководителей антинаркотических ведомств во главе с руководителем ФСКН России Виктором Ивановым, дает свои результаты. Но говорить о том, что мы сегодня это зло победили, пока нельзя.

- Какие конкретные меры реагирования, в случае массового прибытия лиц, ищущих убежище и беженцев из Афганистана после вывода натовского контингента, будут приниматься странами ОДКБ?

Мы обсуждали эту тему много лет назад, понимая, что такое явление возможно. На национальном уровне государства готовятся к возможному приему большого количества беженцев. Это и Кыргызстан, где создается инфраструктура, и Таджикистан, где формируются запасы. Мы говорим о необходимости создания совместными усилиями запасов для того, чтобы в том числе реагировать на эти крупные перемещения лиц из неблагополучной, нестабильной точки, такой как Афганистан, или для решения вопросов, связанных с ликвидацией последствий ЧС - гуманитарные центры с запасом материальных средств. И самое главное, что в рамках наших операций «Нелегал» мы несколько раз отрабатывали учебно-боевые задачи, связанные с крупным наплывом беженцев из сопредельных государств. Тем самым мы готовим личный состав миграционных служб, министерств по ЧС к таким ситуациям.

- Спасибо за интервью!

Источник:  www.odkb-csto.org

Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации