Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Для интегративного правопонимания в Союзном государстве необходимо принять целый ряд законов, - Валентин Ершов

Для интегративного правопонимания в Союзном государстве необходимо принять целый ряд законов, - Валентин Ершов
12 Августа 2015
Доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный юрист Российской Федерации, академик РАЕН Валентин Ершов - о различном понимании форм права в Союзном государстве.

- Валентин Валентинович, каково понимание форм права в Союзном государстве?

- На мой взгляд, не только за рубежом, но в том числе и в России, также и в Республике Беларусь, доминируют три типа правопонимания – юридический позитивизм, синтезированное и интегрированное понимание права.

Во-первых, безусловно, преобладает юридический позитивизм, ограничивающий практически всё право «законодательством», принятым органами государственной власти, и, в отдельных странах, судебными прецедентами права, установленными также государственными органами, но уже судебной власти.

Во-вторых, длительное время во всем мире активно стимулируется развитие и становление «синтезированного правопонимания», искусственно интегрирующего в себе как собственно право, так и «неправо» - иных социальных регуляторов общественных отношений, например, норм морали, стандартов неопределенной природы, «мягкого права» и так далее.

В-третьих, особенно в XIX-XXI веках началось активное становление и развитие интегративного (интегрального) правопонимания, интегрирующего в себе только различные формы как международного, так и национального права. Например, основополагающие принципы права, нормативные правовые акты, нормативные правовые договоры и обычаи права.

- В чем заключаются их основные особенности?

- Юридический позитивизм в случаях, например, пробелов и коллизий в праве оставляет без ответов многие вопросы, возникающие, в частности, в процессах судебного правоприменения. Вместе с тем, суд не может отказывать заявителям в приеме исковых заявлений в случаях пробелов и коллизий в праве, зачастую возникающих в процессах рассмотрения конкретных споров в судах. Отсюда возникает вопрос: как суду выносить правовые решения в случаях установления таких пробелов и коллизий?

Синтезированное правопонимание, по существу, безгранично «размывает» право, способствует разнообразной и зачастую прямо противоположной судебной практике, длительному рассмотрению споров в судах, бесконечной судебной волоките и отменам судебных актов. В результате – нарушению прав и правовых интересов участников судебных процессов.

И наоборот, интегративное правопонимание, основанное прежде всего только на принципах и нормах права, содержащихся в единой и многоуровневой системе форм международного и национального права, реализующихся в государстве, убежден, способствует стабильной и единообразной судебной практике, оперативному рассмотрению споров в судах, эффективной защите прав и правовых интересов участников судебных процессов.

Как представляется, глубокий анализ Конституций Республики Беларусь и России, а также иных национальных нормативных правовых актов позволяет сделать вывод о том, что наши государства находятся на переходном этапе от юридического позитивизма к интегративному правопониманию.

- Какие правовые аргументы в пользу Вашего теоретического вывода можно привести?

- Согласно статье 8 Конституции Республики Беларусь, «Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства».

Более того, в соответствии со статьей 61 Конституции Республики Беларусь «Каждый вправе в соответствии с международно-правовыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь, обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». В этих случаях, естественно, права и свободы граждан Республики Беларусь будут защищаться соответствующими наднациональными органами и организациями в соответствии, прежде всего, с принципами и нормами права, содержащимися в формах международного права, а не в формах национального права.

В Конституции России во многом содержатся аналогичные принципы и нормы права. Так, согласно части 4 статьи 15 Конституции России, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Кроме того, в части 1 статьи 17 Конституции России установлено: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Наконец, как и в Республике Беларусь, в России «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

При таком конституционно-правовом регулировании Конституциями Беларуси и России прав и свобод человека и гражданина в наших государствах, с позиции интегративного правопонимания представляется теоретически обоснованным, а практически необходимым говорить не о «дальнейшей гармонизации законодательства Республики Беларусь и Российской Федерации», а о «дальнейшей интеграции права Республики Беларусь и Российской Федерации».

- Опять же, каковы аргументы?

- Во-первых, термин «право» является родовым. Термин «законодательство» (а точнее – нормативные правовые акты) - видовым, поскольку нормативные правовые акты – лишь один из видов, и только национального права.

Во-вторых – понятие «гармонизация» имеет весьма неопределенную и не юридическую природу.

В-третьих, - категория «интеграция» теоретически более точно отражает сущность взаимных процессов сближения и взаимопроникновения права Республики Беларусь и Российской Федерации.

Например, согласно статьи 1 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» от 10 января 2000 г. №361-3 в случаях пробелов в праве по аналогии права, в том числе применяются «общие принципы права и принципы права» конкретных отраслей права. В российской юридической литературе также разграничиваются «общепризнанные» принципы права и отраслевые принципы права. Кроме того, в России научные работники активно обсуждают вопрос о необходимости возвращения к вопросу о продолжении работы над федеральным законом «О нормативных правовых актах Российской Федерации», принятом Государственной Думой Российской Федерации в только первом чтении еще в 1996 г.

В юридических документах и специальной литературе в основном применяются несколько понятий: «общепризнанные принципы права», «общие принципы права» и «основополагающие принципы права». Как представляется, термин «основополагающие принципы права», установленный в международном трудовом праве, в большей степени соответствует сущности данных видов принципов права, составляющих «основу» «фундамент» и, далее, международного и внутригосударственного права. Среди основополагающих принципов как международного, так и внутригосударственного права, в частности, возможно назвать недопустимость злоупотребления правом, запрещение приданию праву обратной силы, равенство прав и правовых интересов каждого и тому подобное.

Наконец, необходимо определить в Конституциях Республики Беларусь и России, других наших нормативных правовых актах, являются ли основополагающие принципы права «jus cogens» - имеющими обязательную и более высокую юридическую силу по отношению к принципам и нормам права, содержащимся в иных формах международного и внутригосударственного права?

Кроме основополагающих принципов как международного, так и внутригосударственного права, возможно также выделять отраслевые принципы права (например, отраслевые принципы гражданского и трудового права) и принципы отдельных институтов соответствующей отрасли права (например, принципы институтов трудового права - трудового договора и материальной ответственности сторон трудового договора).

- Можно поподробнее об основополагающих принципах международного и внутригосударственного права?

- Они преимущественно имеют две функции. Первая – состоит в выполнении роли своеобразной «дорожной карты» для правотворческих, например, органов и организаций в процессе установления прежде всего норм права в иных формах международного и/или внутригосударственного права. Вторая – думаю, выражается в реальном регулировании фактических отношений, например, в случаях отсутствия соответствующих норм права или противоречий между имеющимися принципами и нормами права.

Хотелось бы сделать терминологическое уточнение: в юридической литературе традиционно применяют, думаю, два спорных понятия – «источники права» и «источники (формы) права». Как представляется, теоретически дискуссионно отождествлять несовпадающие понятия «источники права» и «формы права».

- В чём заключается это несовпадение?

- На мой взгляд, «формы права» - это прежде всего внешнее выражение права. Среди форм внутригосударственного права прежде всего хотелось бы выделить нормативные правовые акты, нормативные правовые договоры и обычаи права.

«Источник права - как говорил Тит Ливий, - это своеобразный «резервуар», из которого, образно говоря, «черпается» право, а, говоря теоретически точно, - это результат чьей-либо деятельности. Так, нормативные правовые акты – результат деятельности управомоченных правотворческих органов или лиц; нормативные правовые договоры – соглашений соответствующих органов, организаций, лиц и так далее.

Например, в Республике Беларусь и России в юридической литературе активно исследуется вопрос о нормативных правовых договорах прежде всего в сфере трудового права. В частности, о юридической природе, видах и месте в системе форм права коллективных договоров, отраслевых и региональных тарифных соглашений.

- Многие научные работники анализируют вопрос о том, является ли коллективный договор разновидностью нормативных правовых актов или видом нормативных правовых договоров

- На мой взгляд, коллективный договор – разновидность нормативных правовых договоров, поскольку его источником является соглашение двух или более управомоченных органов или лиц, а не результат деятельности только одного соответствующего управомоченного государственного органа или лица.

Как представляется, в статье 5 ГК РФ законодателем официально закреплена новая форма российского гражданского права – «обычаи российского гражданского права». Думаю, установление законодателем ранее уже сложившейся на практике формы гражданского права в дальнейшем будет способствовать закреплению такой формы национального права и в иных отраслях российского права. Прежде всего, например, в семейном, трудовом и жилищном праве.

Вместе с тем, статья 5 ГК РФ, думаю, заострила целый ряд теоретических и практических вопросов. Так, согласно пункту 1 статьи 5 ГК РФ «Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе».

Во-первых, в обычаях права далеко не всегда содержатся собственно «правила» поведения. Обычаи могут определять также и «границы», «рамки» «поведения», а также – юридическую ответственность не только за противоправное поведение, действие, но и за бездействие, когда собственно «правила поведения» отсутствуют. Таким образом, думаю, обычаи права скорее являются не «правилами поведения», а возможными средствами правового регулирования фактических отношений, неурегулированных принципами и нормами права, содержащимися в иных формах международного и национального права, например, в нормативных правовых договорах. Тем более что обычаи права могут содержать не только нормы права, но и принципы права.

Во-вторых, в пункте 1 статье 5 ГК РФ установлено: «широко применяемое» «правило поведения». В то же время, например, реальная практика Международного Суда ООН свидетельствует иное: обычаем международного права признается и не всегда «широко применяемое» «правило поведения». В XX-XXI веках важнее, прежде всего, другое: убедительность и аргументированность международных и внутригосударственных обычаев права.

В-третьих, в пункте 1 статье 5 ГК РФ, думаю, также спорно установлено: «правило поведения», «не предусмотренное законодательством». Отсюда возникает вопрос: почему только законодательством? Точнее – почему только нормативными правовыми актами, содержащими принципы и нормы гражданского права? С позиции интегративного правопонимания теоретически более точно возможно было бы изложить данную часть нормы права в следующей редакции: «не предусмотренное принципами и нормами права, содержащимся в иных формах международного и внутригосударственного гражданского права».

Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 5 ГК РФ «Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются». Данная норма гражданского права порождает также несколько теоретических вопросов.

- Каких?

- Первый: почему «обычаи, противоречащие» только «законодательству»? Обычаи не должны противоречить принципам и нормам права, содержащимся в иных формах международного и национального права, например, в нормативных правовых актах и нормативных правовых договорах.

Второй: почему обычаи не могут противоречить «договору»? Обычаи права – одна из форм внутригосударственного гражданского права, обязательная для неопределенного круга лиц. Договор – соглашение только между конкретными его участниками – индивидуальный регулятор фактических отношений и потому обязательный лишь для участников данных гражданско-правовых отношений. При таком теоретическом подходе, думаю, в ГК РФ должна быть выработана иная норма права, равно наоборот устанавливающая соотношение обычаев права и индивидуальных гражданских договоров: договоры должны, в частности, соответствовать обычаям национального права.

Наконец, необходимо определиться с формами международного права, реализующимися в Республике Беларусь и России, установить соотношение, во-первых, между ними; во-вторых, - между формами международного и национального права, реализующимися в наших государствах.

- Исходя из этого, какие, по-вашему, должны быть действия на союзном законодательном поле?

- При таком теоретическом подходе с позиции интегративного правопонимания в Союзном государстве необходимо разработать и принять целый ряд законов. Среди них прежде всего хотелось бы выделить следующие законы: «О формах международного и национального права в Союзном государстве», «О конкретизации права в Союзном государстве», «О толковании права в Союзном государстве», «О преодолении коллизии права в Союзном государстве».

Источник:  www.soyuz.by

Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации