Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Возможна ли в ближайшее время «интеграция интеграций»?

Возможна ли в ближайшее время «интеграция интеграций»?
19 Ноября 2015
Вопрос о необходимости создания единого экономического пространства «от Владивостока до Лиссабона» существует уже не первый год и в настоящее время приобрел еще большую актуальность в связи с созданием Евразийского экономического союза. По мнению большинства аналитиков, объединение рынков ЕАЭС и Евросоюза является довольно перспективным проектом, который может стать серьезным толчком для развития, как постсоветского пространства, так и европейских государств.

Однако в настоящее время основная инициатива создания единого торгового пространства продолжает исходить только от стран ЕАЭС, в то время как ЕС высказывает лишь свое намерение рассмотреть данный вопрос. Например, еще в середине октября Комиссия Евразийского экономического союза представила Еврокомиссии свой проект соглашения о сотрудничестве между двумя объединениями. Дипломатическому советнику председателя Европейской комиссии Р.Шостаку было передано письмо председателя Коллегии Евразийской ЕЭК В.Христенко, а также памятная записка «Евразийский экономический союз - Европейский союз: контуры сотрудничества», которая была одобрена Евразийским межправительственным советом 8 сентября в Гродно.

Немногим позже министр по основным направлениям интеграции и макроэкономике ЕЭК Т.Валовая официально заявила, что двум объединениям «надо возвращаться к идее создания общего экономического пространства, и мы предлагаем начать этот диалог». Поддержали начинания органов ЕАЭС и во внешнеполитических ведомствах России и Белоруссии. Глава российского МИД С.Лавров отметил, что для сближения Евросоюза и Евразийского экономического союза есть все необходимые предпосылки, «включая высокую степень взаимодополняемости экономик и приверженность единым правилам торговли». Его поддержали и белорусские коллеги: по словам пресс-секретаря белорусского внешнеполитического ведомства Д.Мирончика, «Белоруссия в национальном качестве и как страна, председательствующая в Евразийском экономическом союзе, рассчитывает на положительную реакцию и ответные шаги наших европейских партнеров». К сожалению, несмотря на все усилия ЕАЭС, Евросоюз все еще не дал своего ответа относительно того, готовы ли в Брюсселе начать более активные действия по сближению с Евразийским союзом или нет.

Сегодня, в отличие от России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Кыргызстана представители ЕС предпочитают рассматривать предложенное ЕАЭС сотрудничество не как экономический, а как политический проект. Об этом, например, свидетельствует недавнее заявление Европейского комиссара по вопросам торговли С.Мальмстрем, по словам которой, формализация отношений Европейского Союза с ЕАЭС «возможна только в случае полной реализации Минских договоренностей и отказа России от применения экономических санкций против Украины из-за применения углубленной и всеохватывающей зоны свободной торговли Украина-ЕС». Еврочиновник дополнительно подчеркнула, что Европа должна убедиться, что Минские договоренности реализуются в полном объеме. Проще говоря, тот факт, что Брюссель поставил именно России политические условия, необходимые для реализации экономического проекта, еще раз доказывает неготовность ЕС к сближению.

Необходимо отметить, что несмотря на политизацию вопроса, в сотрудничестве ЕС и ЕАЭС заинтересованы оба блока. Особенно сегодня, когда между Россией и Западом продолжается санкционное противостояние. Еще в июне нынешнего года министр иностранных дел Италии Ф.Фраттини отметил, что именно в интересах Европы перезапустить процесс переговоров о сближении Евросоюза и Евразийского экономического союза, так как сегодня нельзя отрицать экономическую взаимозависимость между ЕАЭС и общим европейским рынком, а «европейская интеграция должна развиваться не в изоляции». Интересы ЕАЭС в предлагаемом проекте «интеграции интеграций» довольно просты: увеличение объемов торговли. И это не случайно, так как Европа остается основным торговым партнером большинства участников союза, а на ЕС приходится более 50 % всего товарооборота ЕАЭС. Боле того, 70% всех накопленных прямых иностранных инвестиций в Евразийском союзе составляют инвестиции именно из Европы, а 65% инвестиций государств ЕАЭС - это обратные инвестиции в Евросоюз. Поэтому сегодня, на фоне продолжающегося экономического кризиса, в Евразийском союзе никто не считает возможным отказываться от долгосрочных отношений с ЕС, и именно это легло в основу предложений, которые месяц назад были отправлены Еврокомиссии. Главными идеями предложенной концепции сближения стали: сопряжение и взаимный учет процессов экономической интеграции в ЕАЭС и ЕС, взаимное укрепление конкурентоспособности экономик стран-членов двух объединений и создание устойчивых механизмов диалога между двумя интеграционными структурами, а также государствами-членами. Все вышеперечисленное означает, что Евразийский союз готов начать более тесное сотрудничество со своими западными коллегами и ждет от них ответных шагов. Правда, как уже указывалось выше, одним из главных тормозов процесса по-прежнему остаются разные к нему подходы со стороны объединений.

Лидеры ЕАЭС и, в первую очередь Россия, Белоруссия и Казахстан, заговорив о необходимости создания единого торгового пространства в Евразии еще в 2011 году, видят в «интеграции интеграций» экономический процесс сближения западной и восточной части континента. В отличие от них, в ЕС и США рассматривают этот проект с точки зрения геополитических интересов. Тем более, если учесть, что именно Вашингтон сегодня, по сути, является главным распорядителем в Западной Европе и делает все возможное, чтобы ослабить не только Россию, но и своих союзников. Уже ни для кого не секрет, что нынешняя санкционная война принесла и ЕС, и России одни только проблемы. В выгоде остались только американцы, которые на этом фоне продолжили «дожимать» своих европейских партнеров, навязывая им крайне невыгодное подписание транстихоокеанского и трансатлантического торгового и инвестиционного партнерств в качестве своеобразной альтернативы восточному вектору.

В подобных условиях, когда ЕС фактически не может самостоятельно принимать решения, а Вашингтон выступает категорически против сближения Евросоюза и ЕАЭС, становится понятно, почему до сих пор со стороны европейских стран так и не последовало четкого ответа на сделанные им предложения. К тому же нельзя забывать, что официально объявив санкции против России, Брюссель попросту не может идти на сближение с ЕАЭС. Для этого понадобится возвращение к прежним отношениям с Москвой, которые, увы, из-за кризиса на Украине вряд ли вернутся в прежнее русло в обозримом будущем. Тем более что и в России не могут сквозь пальцы смотреть на действия европейцев у себя под боком. Чего только стоит долгая эпопея с подписанием ассоциации Украины с ЕС, и предполагаемым вступлением в силу с 1 января 2016 г. Соглашения о зоне свободной торговли между ними. В данном случае, по мнению российской стороны, с началом действия Соглашения может начаться массовый реэкспорт европейской продукции на рынок России и ЕАЭС, так как документ предполагает постепенное обнуление таможенных пошлин в торговле между Украиной и Евросоюзом. К тому же, из-за того, что Киев продолжит оставаться еще и членом зоны свободной торговли СНГ, европейские продукты под видом украинских товаров могут массово хлынуть в Россию, что неизбежно приведет к серьезным проблемам у местных производителей. Причем из-за нестыковок стандартов в ЕАЭС и ЕС, российские, белорусские и казахские товары будут вытеснены и с украинского рынка, что окончательно разрушит последние нити связей между Москвой и Киевом. Именно поэтому российское руководство неоднократно заявляло о необходимости поиска компромисса и ответных мерах, если таковой найден не будет. Например, предполагается, что Россия с 1 января 2016 года может отменить для Украины льготный торговый режим и ввести эмбарго на ряд наиболее чувствительных для себя товаров, что однозначно приведет к очередной эскалации конфликта.

Все вышеперечисленное указывает на то, что в нынешних условиях начать процесс «интеграции интеграций», по всей видимости, будет крайне сложно и, в первую очередь, по вине западных партнеров. Ситуацию усугубляет и тот факт, что в самом ЕС есть отдельные его члены, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не поддержат сближение с каким-либо союзом, где главную скрипку играет России. Те же Польша, Швеция и страны Прибалтики всегда будут выступать против, а значит, явно или скрыто тормозить любые интеграционные проекты. И здесь уже становится не важно, сколько миллиардов долларов убытков или нереализованных возможностей это принесет - здесь важна политика и идеология данных государств, которые, как известно, объединены еще и в рамках НАТО. Вряд ли кто-то сомневается в том, что Североатлантический альянс не является ключевой фигурой в принятии политических решений в ЕС, а значит и пойти на сближение с главным врагом организации - Россией, ее членам вряд ли позволят. Единственным входом в данной ситуации может являться частичная экономическая интеграция с отдельными членами ЕАЭС, например, с Белоруссией, Арменией или Казахстаном. Причем, как известно, данные страны в принципе не возражают против такого развитии событий, а потому стараются не ссориться с Брюсселем и даже не поддержали Россию в ее противостоянии с Западом. Именно поэтому не удивительно, что у Астаны и Минска имеются свои точки зрения, как на «интеграцию интеграций», так и на украинско-европейскую ассоциацию.

Например, белорусы, которые очень много говорят о необходимо построения «пространства от Владивостока до Лиссабона», сегодня понимают, что случись такое, у страны могут возникнуть определенные проблемы. Белорусские товары абсолютно неконкурентоспособны на европейском рынке и в массе своей не соответствуют стандартам ЕС, а значит получить больше прибыли, чем сегодня, уже вряд ли удастся. Поэтому единственным выходом в Минске видят создание из республики своеобразной торгово-логистической площадки, которая будет экономически объединять Восток и Запад. Так, Белоруссия всерьез рассчитывает стать основным узлом в китайской инициативе «Экономический Пояс Шелкового Пути», а также остаться единственными воротами для европейских товаров в Россию. В этом случае белорусам в какой-то мере даже выгодно, чтобы санкционное противостояние Запада и России продолжалось, так как это позволяет сохранять свой статус площадки не только для экономического сотрудничества, но и для политических переговоров между сторонами. Казахстан же и вовсе на официальном уровне заявил о том, что его интересы превыше всего, и страна будет самостоятельно принимать решения, которые напрямую не касаются существования ЕАЭС. Так, по словам Н.Назарбаева, он ознакомлен с позицией России по поводу вступления в силу зоны свободной торговли Украины и ЕС, однако его страна будет исходить исключительно из существующей нормативной базы и двухсторонних соглашений с Киевом, а потому Астана не будет применять дополнение №6 к Договору о свободной торговле СНГ, позволяющее вводить дополнительные пошлины на импорт в рамках ТС. Схожая позиция у казахов и по проекту «интеграции интеграций» - Астана готова выступить одним из инициаторов сближения, однако продолжит вести торговлю вне зависимости от его итогов.

Нынешняя позиция стран-участниц ЕАЭС по вопросу сближения с ЕС объяснима довольно просто. Белоруссия, Казахстан, Армения и даже Кыргызстан считают, что каких-либо поводов для серьезных опасений нет, так как в любом случае у них есть определенный буфер безопасности - Россия, которая возьмет на себя основной поток проблем, а остальным достанутся только «коврижки». Однако, как уже указывалось выше, исходя из того, что ЕС и их партнеры в США вряд ли в ближайшее время положительно ответят на предложения ЕАЭС, подобные расчеты крайне губительны, так как создают у постсоветских республик довольно опасную иллюзию, которая была ранее характерна и для Украины. Отказ от внутреннего развития объединения в надежде на то, что «Запад нам поможет», могут спровоцировать деградацию не только отдельных экономик, но и всего ЕАЭС. Поэтому сегодня странам союза не стоит серьезно уповать на то, что проект «интеграции интеграций» заработает в обозримом будущем и станет для них панацеей от всех проблем. Минску, Астане, Москве и иным участникам ЕАЭС необходимо направить свое внимание на внутреннее развитие, что в дальнейшем вполне может простимулировать и европейских партнеров к пересмотру своей позиции.

Источник:  www.ruvek.ru

Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации