Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Обеспечение функционирования Единого экономического пространства к 1 января 2015 года без изъятий и ограничений

Обеспечение функционирования Единого экономического пространства к 1 января 2015 года без изъятий и ограничений
12 Июня 2013
Валовая Т. Д.
Член Коллегии (Министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике
Евразийской экономической комиссии (г. Москва), доктор экономических наук

С 1 января 2015 года должен начать функционирование Евразийский экономический союз — полноценное экономическое региональное объединение, которое будет эффективным, привлекательным и даст позитивные результаты, которых ждут не только наши экономики, но и наши народы.

Президенты интеграционной «тройки» поставили перед Евразийской экономической комиссией несколько жестких, серьезных, но абсолютно реалистичных задач. Подробнее остановлюсь на двух, на мой взгляд, наиболее актуальных.

Во-первых, подготовить к 1 мая 2014 года текст единого кодифицированного договора о Евразийском экономическом союзе, который будет состоять из нескольких частей: институциональная часть и часть Таможенного союза, часть Единого экономического пространства и часть тех договоренностей, которые сейчас есть в рамках Евразийского экономического сообщества, касающиеся более широкого круга вопросов, в том числе и социальных, и гуманитарных, которые необходимо перенести в новый договор.
Во-вторых, обеспечить к 1 января 2015 года функционирование Единого экономического пространства, преимущественно, без изъятий и ограничений (обеспечив тем самым благоприятный задел для развертывания Евразийского экономического союза).

Говоря о дальнейшем развитии евразийской экономической интеграции, у ряда экспертов возникает вопрос, продолжать активное движение вперед, идти темпом, заданным с момента формирования Таможенного союза в конце 2000-х годов, или напротив, затормозиться, осмотреться и обустроиться на достигнутом этапе?

Если сравнивать развитие интеграции с восхождением в гору, то разбивать лагерь на нашем «пути на Джомолунгму» нам нельзя. Мы не можем себе этого позволить, потому что в настоящее время не преодолели необходимую контрольную отметку — не сформировали до конца Единое экономическое пространство, на этапе которого мы и находимся.

Анализ показывает, что мы не можем его сформировать до конца, если не будем идти дальше, углубляя интеграционные договоренности: если не будем говорить о согласованной или единой политике в ряде ключевых отраслей, о гармонизации национального законодательства и, соответственно, о передаче национальных компетенций в новых сферах на наднациональный уровень. Все это, по сути, элементы, которые необходимы для завершения формирования единого экономического пространства и плавного перехода к созданию экономического союза.

Решение данных вопросов не может быть отложено в дальний ящик, поскольку если мы не будем ничего делать, то те изъятия и ограничения, которые у нас есть сегодня, будут чувствоваться с каждым днем сильнее. Они будут провоцировать раздражение и недовольство, будут создавать экономические помехи, потому что когда изъятий становится меньше, то каждое из них начинает действовать гораздо сильнее, соблазн использовать существующие ограничения возрастает. В этой связи стоит повторить фразу, сказанную в девяностые годы председателем Европейской комиссии Жаком Делором, в которой он сравнил интеграцию с ездой на велосипеде, подразумевая, если перестаешь крутить педали, то — падаешь. Поэтому мы вынуждены постоянно крутить педали и закрывать те изъятия, те дыры, которые могут, как раковые клетки, начать разъедать интеграционный механизм. Для того, чтобы этого не допустить, мы должны постоянно идти вперед.

Есть еще один очень интересный фактор, который говорит, почему нам сейчас надо очень активно заниматься именно развитием интеграции. На наших глазах в последние два-три года картина глобального мирового устройства стала меняться. Посткризисное развитие приводит к пониманию, что глобальная экономика, которую мы считали глобальной, по сути, таковой и не являлась, поскольку не было элементов глобального управления. По сути, была глобальная экономика на микроуровне: кризисы были глобальные, чего нельзя сказать о методах их преодоления. Только начиная с последнего кризиса, пришло понимание, что многие вещи на глобальном уровне в формате будь то ВТО или МВФ решать сложно, их легче решать в формате интеграционных объединений и каких-либо союзов между этими интеграционными объединениями. Как реакция на кризисные явления в экономике, как грибы после дождя, стали появляться новые форматы — это и Трансатлантический альянс, и Транстихоокеанское партнерство, и Тихоокеанский альянс.

Все это как раз свидетельствует о том, что мир сейчас делится на некие региональные интеграционные объединения, которые в будущем будут устанавливать между собой новые правила игры. И у Белоруссии, Казахстана и России был выбор: войти в те объединения, которые уже существуют, принять их правила игры, их «монастырь», пойти к их уставу или создать свое интеграционное объединение со своими правилами игры, полностью соответствующее передовому международному опыту, но учитывающее специфику наших государств, их интересы. Такая возможность есть у очень ограниченного количества государств в мире, и мы в их числе. Сейчас мы можем создать новое интеграционное процветающее объединение, от которого получим большие экономические перспективы. В противном случае, придется рассматривать возможность присоединения к более сильным региональным игрокам. В этом глобальном мире одному не удастся выжить.

Если обратить внимание на статистические данные, то действительно, сейчас звучат совершенно справедливые цифры о том, что и в прошлом году темпы взаимной торговли сократились по сравнению с 2011 и 2010 гг., и в начале этого года у нас произошло некое замедление темпов взаимной торговли. Все это так, но цифры надо анализировать. Если взять статистику 2010–2011 годов, когда взаимная торговля росла очень высокими темпами (30–35%), мы увидим, что взаимная торговля росла темпами ниже, чем торговля Таможенного союза с третьим миром. То есть наша торговля в целом с третьим миром росла опережающими темпами примерно на 1/5. А в 2012 году, когда темпы взаимной торговли у нас упали, достигли только 9% против 30%, они были в 3 раза выше, чем темпы роста нашей торговли с внешним миром.

Та же самая картина, если мы возьмем первый квартал 2013 года. Да, действительно, там был ряд объективных факторов, которые привели к падению нашего товарооборота. Но если мы очистим нашу торговлю, взаимную торговлю и внешнюю торговлю от нефти и газа (это, в общем-то, постоянная константа), то мы увидим, что наша взаимная торговля, наш взаимный экспорт увеличился где-то на 5–7%. То есть у нас продолжает наращиваться наш неминеральный экспорт и это очень позитивно. Поэтому можно уже сейчас констатировать, что рынок государств-членов Таможенного союза и Единого экономического пространства является хорошим рынком для наших предприятий именно в ключевых сферах нашей экономики, прежде всего в машинотехнической. И неслучайно доля машинотехнической продукции, если мы берем внешнюю торговлю, составляет всего 2%, а в рамках нашей взаимной торговли — 20%. Это, в общем-то, неплохая величина.


Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации