Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Интеграция и безопасность Украины

Интеграция и безопасность Украины
4 Декабря 2013
Мунтиян В. И.
Правительственный уполномоченный Кабинета Министров Украины
по вопросам сотрудничества с Российской Федерацией, государствами-участниками СНГ,
ЕврАзЭС и другими региональными объединениями,
доктор экономических наук, профессор, член-корр. НАН Украины

На сегодняшний день наблюдается негативная тенденция, когда все большее количество политиков, представляя узкопартийные (а порой — и свои личные) интересы, прикрываясь популистскими фразами, изображают беспокойство об интересах государства и народа. Такие тенденции являются достаточно опасными и просто пренебрегать ими нельзя. В этом аспекте украинская элита не просто оторвалась от народа, а стала для него угрозой. 
А ведь согласно ст. 5 Конституции Украины единственным источником власти в стране и носителем суверенитета является народ. Элите необходимо помнить, что согласно ст. 7 Закона Украины «Об основах национальной безопасности Украины»: «...попытки манипулировать общественным сознанием, в частности, путем распространения недостоверной, неполной или предвзятой информации» несут угрозу национальным интересам и национальной безопасности страны.
На примере экономической интеграции хорошо видно, как внешние силы стараются разорвать Украину на части, поделить ее по географическому принципу, противопоставить друг другу жителей западной и восточной частей, любой ценой не допустить экономической интеграции Украины с Россией и другими государствами Содружества.

Не успел Президент Украины принять решение о поездке по официальному приглашению в Москву на заседание глав государств ЕврАзЭС, как с Запада началось политическое давление, граничащее с вмешательством во внутренние дела государства. Пора бы уже осознать, что Украина, как независимое, суверенное, демократическое, социальное, правовое государство должно и будет самостоятельно решать с кем и на каких условиях интегрироваться, а с кем — нет.

Между тем, госсекретарь США Хилари Клинтон фактически объявила войну интеграции на постсоветском пространстве, демонстративно выступив против недавно созданного Таможенного союза и в целом идеи образования Евразийского экономического Союза: «Мы пытаемся найти эффективные способы замедлить его создание или предотвратить его»1. Этим все сказано!

Задача № 1 для США — ослабить Россию, оторвав от нее Украину как главного стратегического партнера. Задача № 2 — осуществить прорыв к энергоресурсам Центральной Азии и Каспия. Задача № 3 — столкнуть Россию с Китаем, что даст возможность подорвать растущую мощь Китая, считающегося для США врагом № 1 и одновременно ослабить Россию.
После бесцеремонного заявления госпожи Клинтон в Еврокомиссии тут же подхватили: «Сценарий полной интеграции Украины с ТС создаст серьезные проблемы», при этом не уточнив, какие и для кого.

Аналогичное заявление сделал и господин Жозе Мануэл Баррозу: «Таможенный союз и ассоциация с ЕС несовместимы»2, оставив это утверждение без аргументации.
С подобными заявлениями выступали и члены Европарламента: «Украина не сможет проводить и реализовывать какую-либо самостоятельную двустороннюю политику, передав свой суверенитет Таможенному союзу». И в данном случае европарламентарии не удосужились объясниться почему же все могут (в мире работают 300 международных торгово-экономических объединений), а Украина «не сможет»? И откуда берется не соответствующая действительности информация о передаче Украиной своего государственного суверенитета Таможенному союзу?

Западные политики, проводя политику «разделяй и властвуй», хорошо научились навешивать ярлыки и играть красивыми словами. Плохо другое — то, что украинские политики ведутся на подбрасываемую ложь, не думая о завтрашнем и послезавтрашнем днях для нашей страны.

За 22 года Украина и другие государства Содружества уже на практике убедились, как Запад нам помогает и в какой разрухе при такой «помощи» мы оказались. Мы прекрасно осознаем, что в странах западно-христианской цивилизации отсутствуют необходимые запасы сырья — отсюда и проявление их агрессии в борьбе за жизненное пространство с целью подчинения богатых сырьем регионов своей воле на основе унификации концепции развития «свободный мир — гарант прав человека». Свою экономическую экспансию эта цивилизация, центром которой являются США, подкрепляет военно-политической.

Между тем, российско-православная цивилизация, центром которой является Россия, не несет в себе заряда агрессивности по отношению к окружающим цивилизациям, так как обладает необходимыми компонентами для своего динамичного развития. Хотя, говоря честно, необходимо признать, что определенная напряженность сегодня присутствует, но она имеет существенно иную природу, чем западная, и объясняется она тем, что российско-православная цивилизация является молодой и проходит процесс возрождения на обломках бывшего СССР3.

Украина — независимое, суверенное государство и не собирается лишаться своего суверенитета, наоборот делает шаги по его сохранению и упрочению, обеспечивая экономическую и национальную безопасность.

Получая мощную поддержку западных лидеров, украинские «горе-патриоты» подняли истерику внутри страны, призывая наше руководство не интегрироваться в ТС, потому что это якобы, во-первых, противоречит Конституции Украины, во-вторых, — Закону Украины «Об основах национальной безопасности Украины», в-третьих, — цивилизационному выбору и ведет к сдаче национальных интересов и потере суверенитета. Однако рассмотрим эти претензии по порядку.

Во-первых, не следовало бы подменять понятия. Ведь Договор о Таможенном союзе не является политическим, так же как и сам ТС есть не политическое, а экономическое образование.

Мировая экономика, как наука, определяет, что ТС представляет собой второй уровень экономической интеграции. На этой стадии интеграции все пошлины между странами, входящими в соответствующее образование, ликвидируются и союз принимает общую внешнеторговую политику относительно стран, не входящих в него4.

Нигде в экономической литературе не найти утверждения, что ТС — это политическое образование. Так почему же люди должны верить невеждам и популистам?
Во-вторых, в Конституции Украины нет ни одной статьи, которая бы запрещала интеграцию в ТС.

Что касается ст. 92, то, согласно ее положениям, только «законами Украины определяются основы внешних отношений, внешнеэкономической деятельности, таможенного дела»5. Но здесь не содержится никаких противоречий и ограничений, это процедурная норма и она, безусловно и безукоризненно, должна и будет выполняться. На Украине создана соответствующая законодательная база, которая регулирует эти отношения, а если будут возникать такие обстоятельства, которые в интересах государства и общества требуют дополнительных законодательных актов, они будут разрабатываться и приниматься, а новые международные соглашения обязательно проходить ратификацию в установленном порядке в парламенте.

О ст. 11 Закона Украины «Об основах внутренней и внешней политики» в части обеспечения интеграции Украины в европейское политическое, экономическое и правовое пространство с целью получения членства в Европейском Союзе6. Данное положение не содержит не только ограничений, но даже намека на то, что Украине нельзя интегрироваться с ТС. О каком нарушении Закона в таком случае идет речь? Такого нарушения нет! Нужно понимать, что отношения с ЕС — это хоть и хорошая, но долгосрочная цель, а цели могут меняться и дополняться, исходя из перемен динамики и ситуации в мире. И это лишь одна (14-я по счету!) цель из 18-ти, перечисленных в данной статье Закона. Правомерен вопрос: не подменяет ли эта цель все остальные? Надо ли следовать ей в ущерб остальным целям? Думаю, нет! Такой подход был бы очень примитивным, потому, что обеспечение национальной безопасности является сложной системой, для которой необходимо достижение системы целей и реализации целого комплекса мероприятий. В конце концов, даже если Украина все-таки получит членство в ЕС, это не означает автоматического повышения качества жизни и благосостояния ее граждан и устойчивого экономического развития страны.

Теперь внимательно проанализируем Закон Украины «Об основах национальной безопасности Украины». Согласно ст. 8 данного Закона, основными направлениями государственной политики по вопросам национальной безопасности Украины во внешнеполитической сфере являются обеспечение полноправного участия Украины в общеевропейской, региональной системах коллективной безопасности, приобретение членства в Европейском Союзе при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией, другими странами Содружества Независимых Государств, а также другими государствами мираg. Кстати, о целях. В варианте данного Закона 2003 года в указанной статье был пункт о приобретении Украиной членства в НАТО, а в редакции 2010 года при внесении изменений этот пункт был исключен. Этот факт подтверждает: целям, как и законам объективно свойственно меняться в соответствии с национальными интересами, складывающейся ситуацией и духом времени.

В Законе же речь идет не об экономической, а о внешнеполитической безопасности, что не имеет отношения к ТС. Так, согласно ст. 21 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года, «стороны в соответствии с общепризнанными международными нормами и правилами создают Таможенный союз в качестве торгово-экономического объединения»8. Кроме того, в ст. 1 Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан от 6 января 1995 года сказано, что «Договаривающиеся Стороны определяют Таможенный союз как экономическое объединение государств»9.

Кроме того, Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации не является самостоятельной межправительственной организацией, а существует в рамках Евразийского экономического сообщества. А согласно ст. 1 Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года (с изменениями от 25 января 2006 года и 6 октября 2007 года): «Договаривающиеся Стороны остаются суверенными и равноправными субъектами Международного права и международной правосубъектности Таможенного союза10. Таким образом, Украина объективно ничего не нарушит, если примет решение об интеграции в ТС и при этом, наряду с другими участниками, останется суверенным и равноправным субъектом.

Как нельзя выдергивать из контекста отдельные слова, а из закона отдельные статьи, также нельзя ссылаться только на один закон, умалчивая о других, имеющих отношение к рассматриваемому вопросу. Такие нечестные приемы искажают реальную действительность и не позволяют обеспечить целостное представление. Еще Президентом Украины Л. Кучмой 19 сентября 2003 года было подписано межгосударственное Соглашение о формировании единого экономического пространства. Затем Верховный Совет Украины ратифицировал его.
ЕЭП по своей сути соответствует критериям общего рынка — это более высокая стадия экономической интеграции, чем ТС, где обеспечивается свободное движение факторов производства и при этом каждая страна-участница проводит свою экономическую политику. В рамках ТС создается единая таможенная территория, в пределах которой обеспечивается свободное движение товаров, тогда как в ЕЭП обеспечивается свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Поэтому критикам этого направления экономической интеграции хочется задать вопрос: если ЕЭП не противоречит Конституции Украины как более высокая форма интеграции, то как может противоречить интеграция с ТС, который является составной частью ЕЭП?

Кроме того, согласно сделанной Украиной оговорки и действующего законодательства, только Конституционный суд Украины имеет полномочия принимать решения и делать выводы, соответствует ли конкретный международный договор Основному закону. Такого вывода Конституционного суда о несоответствии ратификации Соглашения о ЕЭП нет. Для примера, при возникновении подобной дилеммы в Республике Казахстан, Президент страны обратился в Конституционный суд, который постановил, что Соглашение не противоречит Основному закону, и поэтому референдум по данному вопросу не проводился.

Положение ст. 8 Закона Украины «Об основах национальной безопасности», в части как «обеспечение полноправного участия Украины в общеевропейской и региональных системах коллективной безопасности» является очень важным фактором, ведь Украина находится в географическом центре Европы. Поэтому она должна быть полноправным участником общеевропейской и региональной систем коллективной безопасности. Однако и члены ТС также имеют прямое отношение к данным вопросам, и без них проблемы коллективной безопасности на европейском континенте решить невозможно. Кроме того, в самую крупную в мире региональную организацию, занимающуюся вопросами безопасности (ОБСЕ), наряду с другими странами в качестве участников входят Украина, Беларусь, Россия и Казахстан.
Страны ТС, также как и Украина, заинтересованы в сотрудничестве с общеевропейской и региональной системой коллективной безопасности, и в этом нет никаких противоречий.
Давайте, не изымая слова из контекста, прочтем анализируемое положение полностью: «обретение членства в Европейском Союзе при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией, другими странами Содружества Независимых Государств».

Как видим, вторая часть фразы свидетельствует о том, что для Украины также очень важны добрососедские отношения и стратегическое партнерство с Российской Федерацией и другими странами СНГ.

Не следует забывать, что, помимо приведенного положения, во внешнеэкономической сфере есть еще и другие не менее важные мероприятия, которые влияют на состояние национальной безопасности и требуют их безусловной реализации.

Для обеспечения устойчивости, системности и комплексности в решении данной жизненно важной проблемы на нее нужно смотреть шире. Основными направлениями государственной политики в вопросах национальной безопасности, кроме внешнеполитической сферы, являются и такие важные области, как оборона страны и защита границ Украины, экономическая, продовольственная, научно-технологическая, экологическая, социальная, гуманитарная, информационная и государственная безопасности.

Не преуменьшая роли других областей, предметно остановимся на экономической сфере как материально-вещественной основе обеспечения функционирования других сфер безопасности.
Обратимся к важнейшему принципу обеспечения условий для устойчивого экономического роста и повышения конкурентоспособности национальной экономики. Здесь действуют два основных критерия — экономическая безопасность и конкурентоспособность. Чтобы выдержать объективность оценки состояния экономической безопасности Украины, определим на основании индикаторов и пороговых значений по методике, утвержденной Приказом Министра экономики Украины № 60 от 2007 года, а конкурентоспособности — согласно материалам Глобального отчета конкурентоспособности 2012/2013 годов, подготовленного Всемирным экономическим форумом, а также других международных сравнений на основании анализа данных Госкомстата Украины и Евростата.

I. Макроэкономическая безопасность
1. По состоянию на начало 2013 года экономика Украины не вышла на объемы промышленного производства, сельского хозяйства, ВВП даже на уровень 1990 года.
Так, объем промышленного производства на 5% ниже уровня 1990-го, объем сельскохозяйственного производства — на 22%, а объем ВВП — на 30%. Критическим же уровнем падения объема ВВП определено 25%, т.е. за 22 года экономика Украины даже не вышла на уровень порогового значения его допустимого падения. Для примера, Республика Беларусь вышла на уровень 1990 года в 2003-м, республика Казахстан — в 2004-м, Российская Федерация — в 2007-м.
2. Уровень «тенизации» экономики должен составлять менее 30%. За I полугодие 2012 года фактически он составил 34%, т.е. превышает допустимый уровень. На увеличение «тени» повлияли низкие темпы роста национальной экономики, усиление давления при администрировании налогов, политическая неопределенность, ухудшение ожиданий развития мировой экономики. Кроме того, по методу «расходы населения — розничный товарооборот» уровень теневой экономики составляет 45% от официального ВВП, а по данным зарубежных исследований превышает 50%.
3. Отношение объема ВВП на одного человека к среднему значению по странам ЕС — не менее 50%, на Украине же этот показатель составляет 23,8%. Для примера, в Российской Федерации — 70%, Республике Беларусь — 49,5%, Республике Казахстан — 43,4%.
4. Отношение сальдо платежного баланса Украины к ВВП — не более 1%, а фактически — 6%.
5. Валовое накопление основного капитала к ВВП — не менее 25%, фактически — 17,6% (за январь-сентябрь 2012 года).

II. Финансовая безопасность Украины
1. Уровень перераспределения ВВП через сводный бюджет — не более 30%, а фактически — 33,8%.
2. Отношение дефицита госбюджета к ВВП — не более 3%, фактически — 3,5%.
3. Отношение дефицита торгового баланса к общему объему внешней торговли — не более 5%, фактически — 10%.

III. Безопасность денежного рынка
1. Отношение объема денежного агрегата М3 к ВВП (уровень монетизации) — не менее 50%, а фактически — 45%.
2. Отношение ВВП к объему денежного агрегата М2 — не более 2-х оборотов, фактически — 2,2 раза.
3. Объем наличных денег к ВВП — не более 4%, фактически — 13,7%.
4. Удельный вес долгосрочных кредитов в общем объеме кредитов, предоставленных коммерческими банками, — не менее 30%, фактически — 22%.
5. Уровень средней процентной ставки кредитов коммерческих банков относительно инфляции — не более 5%, фактически — 21,7%.

IV. Валютная безопасность
1. Изменение курса гривны к доллару США, к началу года — не более 6%, фактически — 0,04%.
2. Отношение объемов депозитов в иностранной валюте к общему объему депозитов, уровень долларизации — не более 25%, фактически — 43,6%.
3. Валовые международные резервы Украины — не менее 3-х месяцев критического импорта, а фактически — 2,8 месяца.
4. По данным МВФ, международные (золотовалютные) резервы составляют 50% от нормы.

V. Долговая безопасность
1. Отношение общего объема внешнего долга к ВВП — не более 25%, фактически 75%.
2. Уровень внешней задолженности на одного человека — не более 200 долларов, а фактически 2770 долларов.
3. Отношение государственного внешнего долга к годовому объему экспорта товаров и услуг — не более 70%, фактически 45,3%.
4. Отношение процентных платежей с обслуживания внешнего долга к годовому объему экспорта товаров и услуг — не боле 12%, фактически — 10,5%.
5. Отношение объема внешнего долга к ВВП — не более 30%, фактически — 75,3% (за январь-сентябрь 2012 года).
6. Отношение задолженности правительства по государственным ценным бумагам к ВВП — не более 30%, фактически — 14%.

VI. Банковская безопасность
1. Доля иностранного банковского капитала в общем объеме банковского капитала — не более 30%, фактически — 41,2%.
2. Объем кредитования банками — не менее 30% ВВП, фактически – 44,7%.

VII. Внешнеэкономическая безопасность
1. Доля импорта во внутреннем потреблении государства — не более 30%, фактически — 28,2% (за 2010 год).
2. Доля импорта продовольствия во внутреннем потреблении государства — не более 25%, фактически — 12,2% (за 2009 год).
3. Часть сырьевого и низкой степени переработки экспорта (промышленности) в общем объеме экспорта товаров — не более 40%, фактически — 65,1%.
4. Коэффициент покрытия импорта экспортом — не менее 1, фактически — 0,81.
5. Отношение объема экспорта к ВВП — не более 50%, фактически — 51,3% (за январь-сентябрь 2012 года).
6. Отношение объема импорта к ВВП — не более 50%, фактически — 59% (за январь-сентябрь 2012 года).

VIII. Инвестиционная безопасность
1. Степени износа основных средств — не более 35%, фактически — 74,9% (за 2010 год).
2. Отношение объемов освоенных капитальных инвестиций к ВВП — не менее 25%, фактически — 17% (за январь-сентябрь 2012 года).
3. Отношение чистого прироста прямых иностранных инвестиций к ВВП — 5–10%, фактически — 3,8% (за январь-сентябрь 2012 года).
4. Доля прямых иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций — 20–30%, фактически — 19%.

IX. Научно-техническая безопасность
1. Доля расходов государственного бюджета на науку — не менее 1,7–2%ВВП, фактически — 0,4%.
2. Доля инновационно активных предприятий в общем количестве предприятий и организаций — не мене 50%, фактически — 11%.

X. Энергетическая безопасность
1. Энергоемкость ВВП — 0,2 килограмма условного топлива, фактически — 0,41 килограмма.
2. Степень обеспечения топливно-энергетическими ресурсами — не менее 100%, фактически — 54,1%.
3. Доля собственного производства топливно-энергетических ресурсов в энергетическом балансе Украины — не менее 50%, фактически — 67,4%.
4. Износ основных производственных фондов предприятий топливно-энергетического комплекса (ТЭК) — не более 50%, фактически:
● блоки тепловых электростанций — 81%;
● блоки атомных электростанций — 70%;
● воздушные линии электропередач напряжением 220 – 330 киловатт — 35%;
● трансформаторные подстанции — 55%;
● распределительные сети — 31%;
● добывающей промышленности — 47,8%;
● производства и распределения электроэнергии, газа и воды — 60,7%.
5. Загрузка транзитных частей нефте- и газотранспортных систем: нефти — 55–65 млн тонн; газа — не менее 175 млрд куб. метров, фактически: нефти — 17,8 млн тонн; газа — 104,2 млрд кубических метров (за 2011 год).
6. Объем добычи угля — 70–100 млн тонн, фактически — 62,7 млн тонн (за 2011 год).
7. Доля импорта топлива из одной страны (компании) в общем объеме — не более 30%, фактически — 68,9%.
8. Объемы инвестиций в основной капитал предприятий ТЭК — 3–4% от ВВП, фактически — 1,6%.

По данным Минэкономразвития Украины интегральный показатель состояния экономической безопасности нашей страны в 2011 году составил 60% от оптимального значения, в первом же полугодии 2012 года — 59%.
Необходимо отметить, что преобладающее большинство его составляющих, таких как демографическая, производственная, энергетическая, инвестиционная, финансовая, внешнеэкономическая, продовольственная, социальная безопасность находятся в зоне опасного состояния. А две из десяти остальных — макроэкономическая и научно-технологическая находятся в зоне состояния критического.

Несмотря на тяжелое положение по обеспечению показателей финансовой безопасности, Украина заинтересована как в поступлении средств от международных финансовых организаций, так и в аккумулировании внутренних источников. К большому сожалению, наблюдается негативная тенденция непродуктивного оттока (вывоза) финансового ресурса за пределы Украины. Только за I полугодие 2012 года, по сравнению с 2011-м, отмечается его увеличение в 1,65 раза и составляет 9,2 млрд долл. США. Рост объемов вывоза финансовых ресурсов с Украины связан со снижением уровня доверия как отечественных, так и иностранных инвесторов к устойчивости национальной экономики в условиях ухудшения внешней конъюнктуры и роста внутренних рисков (высокие девальвационные ожидания на фоне уменьшения объемов международных резервов НБУ; низкие темпы возобновления кредитования национальной экономики и др.).

Украина в рейтинге Глобального индекса конкурентоспособности 2012/2013 улучшила свои позиции на 9 пунктов и заняла 73-е место среди 144 стран мира, которые исследовались. Позиция страны повышается второй год подряд после падения на 17 пунктов в 2009–2010 гг. и достигла докризисного уровня, что в целом подтверждает позитивные изменения во всех сферах общественной жизни. Вместе с тем, необходимо остановиться на составляющих частях данного индекса, так как низкий уровень конкурентоспособности не может устроить правительство Украины.

1. В зоне критического отставания находятся: государственные и общественные организации — 132-е место; эффективность товарного рынка — 117-е; уровень развития финансового рынка — 114-е.
2. В зоне потенциальных угроз: совершенствование бизнеса — 91-е место; макроэкономическая стабильность — 90-е; технологическая готовность — 81-е; инновации — 71-е; инфраструктура — 65-е; здравоохранение и начальное образование — 62-е; эффективность рынка труда — 62-е. Только две составляющих имеют конкурентное преимущество: высшее образование и обучение — 47-е место и размер рынка — 38-е.
А теперь давайте подумаем, как можно в таких сложных условиях рисковать безопасностью страны и общества, ведь интеграционный выбор делается в целях мирного развития, спасения и выживания народа и страны. Промедление же с выбором может привести к тому, что наша страна ослабнет настолько, что не сможет противостоять действиям деструктивных сил.
Не следует смешивать ассоциацию и договор ЗСТ с ЕС — торгово-экономическим договором и первым уровнем экономической интеграции с полноправным членством в ЕС. Это совершенно разные уровни, и не нужно вводить украинское общество в заблуждение.
Непонятно, почему у нас, подходят к ассоциации и ЗСТ с ЕС так однобоко, видя в них исключительно позитивные перспективы. Если Украина и подпишет соглашение об ассоциации, то это еще не приведет автоматически к позитивным результатам, т.к. очень многое будет зависеть от того, как этот договор будет реализован на практике. Проведенные же расчеты свидетельствуют об ожидаемых убытках для национальной экономики, ухудшении условий для отечественного товаропроизводителя. Так, падение объема выпуска продукции составит — 0,68%, а падение объема ВВП — 0,14%. Предстоят опережающие темпы роста импорта — 7,2% над экспортом — 4,5%, а также увеличение уровня безработицы. При этом, падение макроэкономических показателей будет происходить как минимум на протяжении следующих пяти лет.

Экономически обоснованные расчеты по результатам оценок позитивных и негативных факторов влияния подписания Договора об Ассоциации с ЕС и вступления в ТС также подтверждают потери для украинской экономики от ЗСТ с ЕС. Потери объема выпуска составят 0,17%, падение ВВП — 0,11%, по результатам всего трансформационного периода эти потери составят 0,21% и 0,13% соответственно. Самое большое негативное влияние на себе ощутят химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение и госбюджет Украины. В отличие от ЗСТ с ЕС, базовый сценарий членства Украины в ТС дает положительный эффект во всех 38 основных отраслях экономики.

В первый год членства Украины в ТС общий положительный эффект оценивается в размере 1,8–2,2% от ВВП, в последующие годы значение данного эффекта будет снижаться, но, вместе с тем, будет составлять ежегодно не менее 1,5–1,7% прироста ВВП11.

Аналогичные выводы сделаны и двумя ведущими академическими институтами: Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН и Институтом экономики и прогнозирования НАН Украины.

Вступление Украины в ЗСТ с ЕС означает ухудшение торговли. В рамках данного сценария Украина может потерять до 1,5% базового уровня объема ВВП. А присоединение Украины к ЕЭП означает, что за счет торговых эффектов объем годового ВВП к концу прогнозного периода будет превышать объем ВВП в базовом сценарии на 1%. В условиях технологической интеграции и развития кооперационных связей оценка экономического эффекта к 2030 году может быть повышена до 6–7% объема ВВП. При реализации указанного сценария величина ВВП Украины к концу прогнозного периода будет примерно на те же 6–7% выше, чем ВВП Украины в сценарии, исключающем интеграцию с ЕЭП12.

На основе экономико-математической модели Минэкономразвития Украины просчитаны сценарии по вступлению Украины в ТС. При первом сценарии валовой выпуск увеличится на 3,26%, объем ВВП — на 2,2%, при втором — на 3,35% и 2,06% соответственно13.
То, что касается второй части интеграции — приобретение европейских ценностей в виде демократии, прав человека и верховенства права, то это вопрос дискуссионный и он вовсе не означает, что Украина получит эти ценности сразу и автоматически. И принесут ли эти ценности пользу нашей стране и нашему народу, не потеряем ли мы свою уникальную идентичность и национальный колорит?

Во всяком случае, сегодня сам Совет Европы делает заявления о том, что происходящий рост нетерпимости, враждебности и дискриминационных отношений различных групп, меньшинств и связанные с этим явления нарушают Устав Совета Европы, Европейскую конвенцию о защите прав человека и представляют реальную угрозу европейским ценностям. Так если эти ценности не соблюдаются в самой Европе, то где гарантия, что они будут соблюдаться в отношении Украины?

Если взять такую ценность как верховенство права, то ему почему-то отдано предпочтение над всеми другими правами и свободами личности. Верховенство права на практике еще не означает безусловного обеспечения справедливости, оно не может быть выше морали, совести и нравственности. Кроме того, сами европейцы, а особенно немцы жалуются на то, что законотворчество у них стало индустрией. Оно приобрело ошеломляющие масштабы и активно вмешивается в личную жизнь гражданина. Существует множество различных норм, которые по количеству уже превысили миллион, на которых паразитирует громадное количество бюрократов, юристов, адвокатов, прокуроров, судей, тогда как простому человеку в них просто не разобраться, и уже не понятно, кто кому служит и кто кого эксплуатирует: человек право или право человека?

Эта проблема намеренно скрывается от общественности; на самом же деле такая система превращает личность в раба, делает из творческого человека робота и чревата настоящей катастрофой. А это — лишь один пример! Зачем же свободолюбивым украинцам добровольно загонять себя в тупик? Странно, что часть нашей элиты, которая это пропагандирует, не понимает, что она первая на себе ощутит всю тяжесть гипертрофированного верховенства права, и ничего нельзя будет доказать и оспорить. Но Евроинтеграция, кроме разрекламированных ценностей, несет в себе и угрозы.

Так в Докладе Группы выдающихся деятелей Совета Европы под руководством Йошки Фишера за 2011 год названо восемь конкретных угроз: рост нетерпимости, рост поддержки ксенофобских и популистских партий, дискриминация, существование практически бесправного населения, параллельные общества, исламский экстремизм, потеря демократических свобод, столкновение «свободы вероисповедания» и свободы выражения взглядов.

Группа считает, что перечисленные угрозы усиливают незащищенность, обусловленную экономическими трудностями Европы и ощущениями относительного упадка, явлением массовой миграции, а также отсутствием необходимого количества лидеров, чье четкое видение будущего Европы вселило бы уверенность14. Между тем, члены ТС имеют своих лидеров, которым присуще четкое видение и которые уверенно ведут свои страны и народы, несмотря на внешнее давление, к четко поставленным целям.

Сегодняшняя ситуация напоминает нам исторические события 1237–1241 годов, когда из-за внутренних распрей среди князей русских, разрозненности в их действиях, а также неподготовленности большей части городов к обороне, Великое княжество Русское — самое мощное на тот период европейское государство — было завоевано и порабощено монголо-татарами и вошло в состав Орды. Сначала были разрушены княжества Рязанское, Суздальское, Владимирское, Киевское, Переяславское, Черниговское, а затем — Галицкое и Волынское.
Ошибки князей, их самоуверенность и самоуспокоенность, надежды на то, что беда коснется «соседа, но не меня», принесли древнерусскому народу разруху, горе и страдания, замедлили его развитие, отбросили Русь на несколько столетий назад, законсервировали феодальную разобщенность, противодействовали централизации земель и возрождению государственности.

История не раз наказывала за подобные ошибки, показывая, что только вместе, в сплочении можно одолеть любых врагов и выстоять перед внешними угрозами. Такое было не только с половцами, монголо-татарами, Османской империей, Речью Посполитой, но и с нацистской Германией. Это только те примеры, которые сразу приходят на ум, хотя, разумеется, история их знает значительно больше, но вывод — тот же. Так где же гарантии, что завтра будет иначе, если мы продолжаем делать ошибки и просчеты, не учитываем уникальный исторический опыт, наступая на те же «грабли»?

Мы прекрасно понимаем те события и тенденции, которые происходят в мире и, безусловно, видим разницу между ТС и ЕС, но необходимо быть реалистами. Никто не утверждает, что нет трудностей в интеграционных процессах государств ТС. Они существуют, мы о них знаем и откровенно говорим о предстоящей напряженной и кропотливой работе.

Но мы не должны соглашаться с таким положением, когда клеймят и порицают такое выгодное для нас экономическое объединение, как ТС, а с другой стороны идеализируют ассоциацию и ЗВТ с ЕС. Это неприемлемо, ведь политика построенная на искаженной информации двойных стандартов, на самом деле не укрепляет, а ослабляет.

Исходя из уровней безопасности можно сделать следующий честный вывод: на пути интеграции Украины в ТС и ЕЭП, безусловно, существуют определенные вызовы и риски, но на данный момент объективно сложилась такая ситуация, что если мы промедлим, упустим шанс и не сделаем этот шаг, то нарвемся на угрозы и опасности.

Как было показано выше, положение ни в одной из основных сфер, имеющих прямое отношение к безопасности страны, не соответствует пороговым значениям и установленным критериям. Поэтому, возникают серьезнейшие вопросы о том, кто реально поможет защитить суверенитет и независимость, где взять энергию для национального возрождения и модернизации экономики, как и за счет чего на надлежащем уровне обеспечить безопасность без интеграции с братскими народами? Считаю, что никак!

Следует непредвзято заявить, что Украина значительно улучшит свою позицию в отношениях с ЕС, когда станет полноправным членом ТС. В свою очередь, ТС уже ведет работу с ЕС и с 2013 года сотрудничество этих двух торгово-экономических объединений станет еще активнее.
В то время, когда страны ЕС переживают затяжную стагнацию, падение его ВВП составляет 0,4%, а уровень безработицы и основных макроэкономических показателей понизился значительно ниже допустимых пороговых значений. В пользу ТС говорит тот факт, что, несмотря на негативное влияние мирового финансово-экономического кризиса, в целом по ТС темпы прироста произведенного ВВП за 2011 год увеличились на 4,9%, за 2012 год — на 4%, промышленное производство увеличилось на 5,2%, обрабатывающая промышленность — на 7%, что выше среднемировых показателей.

Безусловно, противопоставлять выбор интеграции в пользу ЕС, с одной стороны, и ТС, с другой, неправильно, нужна модель дополняющая сотрудничество по обоим векторам. Но интеграция в ТС сулит прямые и непосредственные преимущества, гарантированные на высшем государственном уровне. Конкретно оговариваются: снижение цены на газ до 165 долларов за тысячу кубических метров, на нефть — на 30%. Базовые отрасли получат дополнительные инвестиции; будут открыты новые рынки для продукции украинских производителей и т.д. Экспертные заключения академических научных учреждений подтверждают существенный положительный эффект для отраслей национальной экономики Украины от интеграции в ТС и ЕЭП.

Правильно было бы, чтобы также на высшем политическом уровне от руководителей ЕС Украина услышала о гарантиях и преимуществах, которые она получит в сферах международной торговли, предоставления рынков, инвестиций и инноваций по мере углубления интеграционных отношений с Евросоюзом. Лишь в этом случае можно будет реально сопоставить выгоды и риски.

Политизации же данных вопросов не будет, если руководство страны, бизнес Украины и народ смогут увидеть прозрачные правила торгово-экономических отношений, узнают, что и на каких условиях получат в обоих вариантах и какие на то могут быть получены гарантии.
Пока же у Украины с государствами-членами ТС развивается прозрачный и конструктивный диалог, а вот в случае ЕС обнародован даже предлагаемый текст соглашения о зоне свободной торговли. Напрашивается вопрос, а нет ли в нем скрытого замысла, направленного в большей степени не на развитие Украины, а на ее противостояние с Россией?

Для ответов на имеющиеся вопросы необходима бдительность, мудрость и дальновидность, так как на ошибку права нет. Сегодня не только наша страна, но и Российская Федерация, и другие государства Содружества переживают непростой период. Есть определенные трудности. Но необходимо помнить народную мудрость: друг познается в беде. Нельзя пассивно ждать прихода беды. Необходимо принимать адекватные меры уже сегодня — интегрироваться, и тогда беда минует.

В условиях перехода к постиндустриальной, информационной и инновационной экономике изменяется база международной экономической интеграции. Этой базой становится уже не традиционная внешняя торговля, а научно-производственная кооперация — совместные разработка, производство и сбыт наукоемкой конечной продукции, позволяющие создавать технологические цепочки производства добавленной стоимости, занять устойчивое место на глобальном рынке высоко- и среднетехнологичных товаров и услуг. Модернизация экономики России и СНГ дает принципиально новые возможности и усиливает необходимость экономической интеграции в Евразии15.

На наших глазах формируется новый мировой порядок, сопровождающийся сменой геополитических и геостратегичеких конфигураций и способствующий формированию обширных регионов, связанных совместной историей, общностью экономического и политического развития, природно-географическими факторами. И одним из ключевых центров консолидации мирового сообщества, преодоления разобщенности больших и малых народов, богатых и бедных стран, находящихся в экономическом и идейном противостоянии, может стать евразийская общность людей. И первостепенное значение в этом должна приобрести евразийская геостратегия России16.

Подводя общие итоги, можно сделать следующие выводы. 

Во-первых: рассмотренные вопросы по безопасности Украины в большей или меньшей степени, но обязательно, касаются всех государств Содружества.

Во-вторых: нельзя недооценивать масштабы и последствия мирового финансово-экономического кризиса, а также надеяться на саморегуляцию рынка. Так, Комиссия при ООН под председательством лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица в своем докладе отметила: «Кризис выявил явные пороки теории рыночного фундаментализма... Тоже самое касается и идеи саморегулирования рынков... Не следует забывать и о чувстве моральной вины: развивающиеся страны стали невинной жертвой ошибочного управления экономикой в США и других промышленно развитых стран»17.

Кризис подтвердил то, что нельзя руководствоваться порочными экономическими теориями и моделями, это тупиковый путь. Достойным же ответом глобальному системному кризису должно стать построение новой, нравственной, инновационной, ноосферной экономики на основе реинтеграции государств Содружества.

В-третьих: ни в коем случае не следует, ожидать помощи с Запада или Востока. Необходимо поверить в собственные силы и эффективно их использовать, чтобы не попасть в новый капкан глобальной транснациональной системы.

Стивен Хайат приводит пример: «Страны Третьего мира ежегодно выплачивают более 375 миллиардов, чтобы покрывать свои долги, — в двадцать раз больше той финансовой помощи, которую они получают от иностранных государств... страны Глобального Юга субсидируют богатый Север, в то время, как половина населения живет меньше чем на 2 доллара в день.. Однако результаты этих программ оказались прямо противоположными заявленным целям: задолженность стран третьего мира возросла со 130 млрд долл. в 1973 г. до 612 млрд в 1982 г. и 2,5 трлн в 2006».

Джон Кристенсен утверждает: «По крайней мере 500 млрд долл. «грязных» денег перетекают каждый год из бедных стран на оффшорные счета, которыми управляют западные банки, сокращая объем иностранной помощи этим странам». Оффшорная банковская система взимает дань со стран, ведь теневая экономика имеет огромное значение для международной корпоративной элиты.

Стив Беркман пишет: «Всемирный банк десятилетиями навязывает долговую стратегию странам Третьего мира. Кредиты на сотни миллиардов долларов должны были привести к прогрессу, однако эти программы так и не оправдали надежд. Наоборот, правящая элита накапливает неприлично большое состояние, в то время как бедные несут на себе бремя долгов».

По крайней мере, 5 трлн долларов поступили из бедных стран в страны Запада с середины 1970-х годов, большая часть — на счета в оффшорных зонах. Тем временем программы по структурному преобразованию МВФ тормозят экономическое и социальное развитие многих стран18.

Виртуальные надежды на помощь от МВФ, МБ, МБРР, ВТО, системы оффшорных банков к добру не приведут, а лишь подтолкнут государства Содружества в долговую яму. Поэтому не нужно растрачивать драгоценное время, а сконцентрировать усилия на проведении эффективной интеграции.

Исходя из сложившихся реалий Украине необходимо интегрироваться с ТС и ЕЭП, что даст возможность с одной стороны защитить свое жизненное пространство, с другой стороны — получить новые возможности для экономического развития, ресурсы и рынки. Лишь затем, укрепившись, можно создавать ЗСТ с ЕС. Это будет выгодно, как Украине, так и странам ТС и ЕС, и в итоге обеспечит безопасность, мир, и сотрудничество между нашими государствами и народами.

Сноски
1 Алан Бадов 07.12.12 корр. ИТАР-ТАСС. Статья http://www.itar-tass.com/c1/591895.html
2 09.01.13 статья http://pda.korrespondent.net/business/economics/1474127-vstuplenie-ukrainy-v-ts-ugrozhaet-ej-poterej-suvereniteta-diplomat
3 Кузнецов Ю., Никольский В. Введение в теорию национальной безопасности. - А.-А.: «Верный», 1999. 808 с., С.8.
4 Н.И. Диденко. Международная экономика: учебное пособие. Ростов н/Д., 2007. - С. 69.
5 Конституцiя Украпни. - http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/254к/96-вр
6 Закон Украпни «Про засади внутрiшньоп и зовнiшньоп полiтики» вiд 01.07.2010 № 2411-VI. - http://zakon0.rada.gov.ua/laws/show/2411-17
7 Закон Украпни «Про основи нацiональноп безпеки Украпни» вiд 19.06.2003 № 964-IV. - http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/964-15
8 Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26.02.1999. - http://www.ved.gov.ru/vnesheconom/documentation/search_documents/?action=showproduct&id=645&parent=0&start=297
9 Соглашение о Таможенном союзе между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан от 6 января 1995 года. - http://www.tsouz.ru/DOCS/INTAGRMNTS/Pages/Dogovor_06011995.aspx
10 Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10.10.2000 (с изменениями от 25.01.2006 года и 06.10.2007). - http://www.evrazes.com/docs/view/3
11 Экономически обоснованные расчеты по результатам оценки положительных и отрицательных факторов влияния подписания договора об Ассоциации с ЕС и вступления в Таможенный союз. (SWOT-ANALYSIS) Научно-исследовательский экономический институт Минэкономразвития Украины - К.: 2013. С.5, 11.
12 Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Украины со странами ТС и ЕЭП в рамках ЕврАзЭС. Центр интеграционных исследований. - СПб., 2012. - С. 44. С.29.
13 Прирост (снижение) объемов выпуска продукции по ВЭД и ВВП в целом в условиях вступления Украины в ТС. Экономико-математическая модель Минэкономразвития Украины на базе таблицы «затраты-выпуск».
14 Жить вместе: сочетание многообразия и свободы в Европе XXI века. / Доклад группы выдающихся лиц Совета Европы. Львов, 2011. - С. 8.
15 Кротов М.И. Взаимовыгодная интеграция - условие модернизации в Содружестве //Свободная мисль. - 2010. - № 9(1616) - С. 51.
16 Илларионов С.И., Никулина О.В., Рукосуев Г.Н.. Евразия - геостратегический ориентир России (Выбор XXI века). - М., 2001. - С. 173.
17 Стиглиц Д. О реформе международной валютно-финансовой системы: уроки глобального кризиса: Доклад Комиссии финансовых экспертов ООН. - М.: Междунар. отношения, 2010. - С. 11, 13.
18 Игры экономических убийц. Тайный мир международных махинаций и сеть глобальной коррупции / Под ред. С. Хайата. 2-е изд., испр. - М.: Претекст, 2008. - С.5, 6, 8, 33, 39.


Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации