Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Перспективы евразийской интеграции для Армении

Перспективы евразийской интеграции для Армении
27 Ноября 2018
В апреле 2018 года в Армении в результате сложившейся объективной внутриполитической ситуации произошла уникальная, по своей сути, бархатная революция, признанная легитимной как странами Запада, так и постсоветского пространства.

Движущей силой революции стали самые широкие слои армянского общества, от совсем юных студентов и пожилых пенсионеров до вполне успешных и состоявшихся предпринимателей средней руки. Свою роль сыграли представители силового блока — полиции, спецслужб и военные, так или иначе, поддержав народный порыв, не став бездумным инструментом подавления восстания и тем самым предрешив исход революции.

Любой массовой народной протест имеет мотив и цель. С мотивами армянской революции всё понятно — это не меняющаяся в течение двадцати с лишним лет парадигма развития автократического государства, паразитирующего на эксплуатации советского наследия в экономике страны, без каких-либо надежд на дальнейшее развитие.

Вывоз из страны и без того скромных природных ресурсов и чрезмерное обогащение тонкой прослойки связанных с верховной властью людей, а также поразившая все сферы жизни государства системная коррупция — всё это породило усталость и апатию общества. Люди предпочитали уезжать, нежели искоренить причины подобной несправедливости. В итоге население современной Армении сократилось с 1991 года почти на миллион человек.

Сменить режим Сержа Саргсяна, потерявший всякое уважение и авторитет общества, причем даже у главной опоры любого государства — представителей силовых структур, которые желали перемен в стране не меньше остальных, — все это стало основной целью протеста.

При этом среди мотивов вышедших на улицы жителей республики мы не видели антироссийской составляющей. Это связано с тем, что у населения Армении есть трезвое понимание роли России в жизни страны, и в апрельских событиях «западный след» вызывает интерес лишь как набирающая силу тенденция.

До революции Н. Пашинян позволял себе популистские заявления о негативной роли интеграционных объединений ЕАЭС и ОДКБ для Армении, вплоть до намерений пересмотреть целесообразность нахождения республики в них. Однако в нынешних условиях о возможности коренного пересмотра отношения Армении к ним нельзя говорить серьезно. Собственно, после того, как из оппозиционера он перешёл на позицию главы государства, эта тема передана зарегистрированной перед предстоящими декабрьскими выборами в Национальное Собрание партии «Сасна црер», активисты которой принимали участие в захвате полка ППС в Ереване в июле 2016-го. Некоторые наши собеседники в Ереване высказывали в их адрес следующее: их провокационная эксцентричность (чего стоит, например, заявление о том, что они считают необходимым выстраивать стратегические отношения с США и Ираном!) — этакая «армянская хитрость». Чтобы побудить Москву проводить более проармянскую политику.

Спустя полгода после апрельских событий можно однозначно заявить, что новая власть не стремится сейчас кардинально менять внешнеполитические ориентиры и покидать евразийское пространство. Она лишь пытается упрочить свои позиции в системе управления страной, не прибегая к радикальным мерам в такой чувствительной сфере, как передел крупной собственности. На внешнеполитический контур революционная энергия подаётся скорее по остаточному принципу.

Поэтому недавние довольно резкие высказывания Н. Пашиняна в связи с ситуацией вокруг назначения генерального секретаря ОДКБ, который в отличие от коллег по евразийскому цеху не имеет такого политического опыта, какой есть у них, с одной стороны, а с другой, вся эта коллизия при проектном и конструктивном подходе поможет преодолеть противоречия и недоверие накопившиеся как в ОДКБ, так и в ЕАЭС. Кроме того, дипломатический демарш президента Белоруссии А. Лукашенко был, мягко выражаясь, эксцентричным месседжем другим членам ОДКБ, прежде всего, Армении и России. Следует признать: противоречия есть, и они преодолимы, ослабление же организаций при оперативных и конъюнктурных выигрышах грозят привести к стратегическим качественным потерям для каждой из стран-участниц.

После однозначного утверждения в должности в декабре текущего года и имея достаточный кредит доверия своего народа, Н. Пашинян получит карт-бланш на коренные преобразования в социально-экономической жизни страны. Однако обществу ещё не представлена долгосрочная программа действий в этой сфере. Как бы то ни было, она необходима, и партнёры по СНГ, ОДКБ, и ЕАЭС могли бы в этот переходный период проявить креативные инициативы. Армянский народ имеет объективное понимание современных геополитических реалий и того, что у республики, кто бы ни находился у руля, очень узкий диапазон возможностей для выхода из сложившегося положения.

Отсутствие прямых выходов к мировым рынкам через море, геополитическая зажатость между странами, отношения с которыми у Армении далеки от идеальных в силу разных причин (в первую очередь карабахский конфликт), не оставляет стране другого окна в мир, кроме как при посредстве России, которая к тому же является главным гарантом мира и безопасности на Южном Кавказе. Продолжая метафору, Грузия и Иран — форточки, которые по разным причинам в любой момент могут захлопнуться.

В отношении Ирана следует отметить неприкрытое давление на Армению со стороны США, что уже вызывает в обществе появление раздражения в адрес последних, поскольку слишком жива память о том, что в самые трудные годы блокады, в 1990-е, именно коммуникации, связывающие с Ираном, называли «дорогой жизни» по аналогии с дорогой в Ленинград по льду Ладожского озера в годы Великой Отечественной войны.

Что касается экономики, то основным торгово-экономическим партнером Армении остается Россия. Других стран по своему экономическому потенциалу, культурной близости и языковой общности, способных заменить Россию, в ближайшей перспективе не просматривается.

Поэтому становится понятным, почему денежные переводы армянских трудовых мигрантов из России только в 2017 году превысили полтора миллиарда долларов, при том, что весь ВВП страны составляет чуть более 10 миллиардов долларов.

С другой стороны, США очевидно заинтересованы в расширении военно-политического влияния на Южном Кавказе. Об этом свидетельствуют итоги визита 25 октября в Армению американской делегации во главе с советником президента по нацбезопасности Джоном Болтоном (первый визит такого уровня с 1997 года).

Представители Вашингтона заявили, что «улучшение отношений с Ереваном входит в круг приоритетов для США и имеет стратегическое значение».

При этом предложили закупать вооружение у США, что «позволит снизить зависимость от одной крупной державы, которая используется в качестве дополнительного рычага давления на обе стороны конфликта». Стоит отметить, что на это предложение Болтона, сопровождавшееся «вбросами» в разных СМИ, Н. Пашинян скорее отшутился в плане: «предлагайте, а мы подумаем». Выше мы отмечали поведение силовиков в апреле 2018-го. С тех пор наблюдается скорее интенсификация военного и военно-технического сотрудничества с российской стороной.

Белый дом может использовать в этой сфере только слабый козырь: отмену либо заморозку 907-й поправки к «Акту о поддержке свободы» (ограничивает оказание США военной помощи Азербайджану до прекращения военных действий против Армении и Нагорно-Карабахской Республики) и прямой шантаж.

Однако всё это не повлияет на понимание Арменией своего положения в современном мире, и, как сказано выше, нет разумных причин для радикального разворота Армении от Москвы. По этому треку США должны для достижения даже такой цели, как дистанцирование Армении от России, сочетать очень жёсткий кнут с очень сладким пряником в виде беспрецедентно крупной и качественной безвозмездной помощи в сочетании с собственным дистанцированием от Турции. А они не торопятся печь такой пряник, да и сохранение такого мощного партнёра в регионе, как Турция, считают приоритетными.

Так что наиболее перспективными путями процветания Армении, несмотря ни на что, остаётся Россия и организации на постсоветском пространстве.

Поэтому дальнейшее участие в интеграционных проектах, инициируемых Москвой, остаётся для Армении не только надёжным мостом в будущее, но и гарантией существования республики.

Другое дело, что евразийский формат требует внесения ясности в смысл объединения, который у каждой республики, как оказалось, свой. Очевидно, что требует пересмотра и механизм принятия решений членами союза, и, что важно, в нынешней ситуации, отношения с мировым сообществом в условиях набирающей динамику турбулентности.

В этой связи у Армении как страны, которая воспринимается западным миром как страна, в которой произошла конституционная и демократическая смена власти, а руководитель страны — человек либеральных ценностей и признан вполне рукопожатным во властных кругах европейских стран, имеются все шансы стать мостом между Востоком и Западом.

Источник:  www.regnum.ru

Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации