Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Владимир Кочин «Государство и Отечество - это две разные вещи»

Владимир Кочин «Государство и Отечество - это две разные вещи»
27.08.2015
Исполнительный директор фонда «Русский мир» В.В.Кочин рассказал о работе фонда за рубежом и его культурной миссии по установлению дружеских отношений между народами России и остального мира. Директор фонда также затронул тему поддержки организаций соотечественников.

- Слово «соотечественники» подразумевает русскоязычных жителей и проблемных регионов, и благополучных европейских стран. Что же при всем различии фонд «Русский мир» вкладывает в понятие «соотечественники»?

- Когда мы вручали орден писателю Валентину Распутину, он сказал, что «государство и Отечество - это две разные вещи». Всегда есть какие-то преходящие моменты, а Отечество завещано нам нашими предками, наследниками которых мы все и являемся. Русские в этом смысле - одна из самых разделенных наций. Где только не встретишь наших соотечественников! Само это слово происходит от «Отечества», именно этим и объединяя разных людей в столь разных странах.

В свое время Джон Кеннеди произнес знаменитую фразу: «Не спрашивай, что Америка сделала для тебя. Спроси себя, что ты сам сделал для Америки?» Возможно, многим стоит спросить себя: «А что ты сам сделал для России?» В нынешнее непростое время мы видим, сколько достойных людей реально переживают за судьбу России. В тех же европейских странах местные ассоциации сами организовывают пикеты, протестуя против дезинформации. Это происходило и в Германии, и во Франции, причем, никто специально не просит этих людей выходить на улицы.

Но я хотел бы напомнить, что все-таки главные сферы фонда «Русский мир» - это русский язык и культура. В одной только Германии мы знаем четыреста шестьдесят обществ, которые дают возможность детям изучать русский язык. Мы с ними взаимодействуем, но к их организации не имели никакого отношения, люди сами задумали и реализовали эти проекты. Кроме того, мы ведь все наследники советской эпохи, поэтому традиционно очень часто изучение детьми русского языка только этим не ограничивается. Одновременно предлагаются и кружки танцев, пения, обучения игре на музыкальных инструментах. А все это дополнительно побуждает у ребенка интерес к культуре, в том числе, конечно, и к русской.

Происходит удивительная вещь, такие общества начинают поддерживать сами местные власти, а в Германии даже и полиция. Они смотрят, что дети получают дополнительное образование, никаких эксцессов не происходит, почему бы и не подержать такую ассоциацию. Хочу заметить, что если речь идет о двуязычных школах или детских садах, то их уровень должен соответствовать принятым в стране правилам, скидок никто не делает. Но при этом дети получают возможность изучать русский язык.

Получается, что Русский мир нельзя делить не только по гражданству, но и по национальности, поскольку это могут быть проживающие в других странах украинцы, белорусы или, например, русскоязычные выходцы из Казахстана. В нашей стране нет положения в законе, где бы описывались обязанности соотечественников. Существует закон «О государственной поддержке соотечественников», но никаких обязанностей в нем не записано. А, вот, у поляков имеется даже специальная карта «польского соотечественника», причем, чтобы считаться таковым, человек должен проявлять лояльность к Польше. Этот момент зафиксирован законодательно.

- Вообще-то такое положение противоречит принципам ЕС, поскольку совершенно непонятно, что понимать под словом «лояльность». Как на это посмотрели в Еврокомиссии?

- Пережили. Полякам простили, но при этом очень недовольна была Литва. У них много жителей, имеющих польские корни, которые вдруг оказались польскими соотечественниками с законодательно закрепленным положением «проявлять лояльность к Польше». Официально получая «карту поляка», живущие в разных странах польские соотечественники одновременно получают и немало прав. Например, они могут учиться в польских университетах на таких же условиях, что и польские граждане. А также, не меняя гражданства, могут осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Польши по тем же правилам, что и все проживающие там поляки.

Получается, что прав у польских соотечественников гораздо больше, чем у российских. У наших и прав-то особых нет, исключением здесь, пожалуй, является только программа переселения соотечественников. Но при этом и обязанностей тоже особых нет. Никто не требует «лояльности» по отношению к России. Хотя иногда это не помешало бы. С другой стороны, мы видим, что отсутствие прав и обязанностей для российских соотечественников порой выходит боком. Сколько раз нам рассказывали о проблемах с получением виз, причем, рассказывали те, кто имеет русские корни, потомки первой волны эмиграции. Могу привести конкретный пример. У меня в гостях был потомок известной семьи, дворянин Скрябин, который в свое время присутствовал на встрече с президентом Путиным во время его официального визита во Францию. Он на этой встрече задал вопрос: «Почему ему не выдают многолетнюю визу в Россию?» В результате, трехлетнюю визу ему дали, и он поехал в Россию на машине через Финляндию. При пересечении границы с Россией его посадили в «кутузку» и сказали: «У нас трехлетних виз не дают». Конечно, потом выпустили, но тем не менее, это показывает, что даже в визовой сфере по отношению к соотечественникам немало проблем.

Вообще, многое зависит от людей. Например, грузинам сейчас трудно получить визы на въезд в Россию, хотя они могут нам симпатизировать и иметь здесь родственников. В России проживает не намного меньше грузин, чем в самой Грузии, поэтому все эти визовые проблемы отрицательно сказываются и на межгосударственных отношениях, и на чисто человеческих. Ведь все эти люди - тоже проводники идей «русского мира» и в социально-культурном, и в языковом смысле.

- Если нет ни прав, ни обязанностей, то кто все-таки сейчас считается российским соотечественником?

- Тот, кто чувствует свою духовную связь с Отечеством. Замечательно, если при этом люди еще тем или иным способом помогают сохранению русского языка и русской культуры, а также сопереживают России. Нигде это не записано, но было бы неплохо, чтобы, когда люди говорили: «я российский соотечественник», это подразумевало и определенную лояльность по отношению к России. Причем, такое положение существует не только в Польше, но и в Венгрии, где тоже имеется карта «венгерского соотечественника», и также подразумевается «лояльность» по отношению к стране. Что стоит за словом лояльность? Вовсе не голосование за тех или иных политиков, и не поддержка всех решений. Возможно, это слово является неким эквивалентом выражения «любовь к Отечеству». Таких фраз сейчас принято стесняться, а жаль.

- С прошлого года мы наблюдаем непредставимую еще совсем недавно ситуацию: военные действия в самом сердце Русского мира. Получается, что теперь между нами политический «водораздел»?

- Да, нет водораздела. Конечно, многое прояснилось, со многим трудно смириться, но, кто любил Россию, ее язык, культуру, памятники истории, эти люди никуда не исчезли. Я знаю польских студентов, которые сами путешествуют по России: на поезде до Байкала или на машинах до Архангельска. Они восхищаются природой нашей страны, а о бытовых трудностях в провинциальных гостиницах рассказывают с юмором, не делая из этого особой проблемы. И эта польская студенческая группа все также продолжает путешествовать, несмотря на политическую ситуацию с взаимными санкциями.

И наши соотечественники все также стараются, чтобы их дети знали русский язык, по-прежнему интересуются историей и культурой России, ведь у нас у всех общее Отечество. Фонд «Русский мир» старается не заниматься политикой. Есть два понятия: пропаганда и популяризация. Мы занимаемся популяризацией русского языка и русской культуры. Существуют организации, чья основная задача - государственная пропаганда. Во всех странах имеются подобные структуры. А мы и не должны, и не можем заниматься пропагандой, поскольку у нас за рубежом нет подчиненных структур. «Русский мир» - это фонд, некоммерческая организация, с нами или хотят работать, или нет. Заставить мы никого не можем.

- В отличие от других стран Центральной Европы, в которых насчитывается по нескольку центров фонда «Русский мир», во Франции пока нет ни одного. Почему?

- Если будет взаимный интерес к партнерским отношениям, то мы с удовольствием посотрудничаем. Например, в Польше почти со всеми ведущими университетами у нас подписано соглашения о сотрудничестве, а ведь, казалось бы, сейчас отношения с Польшей не самые лучшие. И университет из Вроцлава, и Ягелонский университет из Кракова, и Гданьский, все их называли «кузницей антисоветских кадров», при этом мы успешно со всеми сотрудничаем. Осенью в Болгарии будет проходить студенческий фестиваль «Друзья! Прекрасен наш союз!», и туда приедут представители всех этих университетов.

Почем-то французские университеты оказались несколько более инертны, поэтому пока мы с ними не заключили соглашения, как в других странах. В Италии у «Русского мира» целых пять центров на базе итальянских университетов. Всего же у нас более четырех тысяч партнерских организаций. Это не обязательно центры фонда «Русский мир», а вообще те организации, которые занимаются популяризацией русской культуры и русского языка. Но мы ими ни в коем случае не управляем. Если начнем заниматься пропагандой, то они нам ответят: «Мы сами разберемся». И будут правы.

Фонд «Русский мир» старается предоставить возможность получать методические материалы и информацию из России. Например, в каждом центре у нас есть доступ к базе российских средств массовой информации. Среди них присутствуют и государственные, и оппозиционные. Мы не диктуем, какие именно источники использовать, наше дело предоставить доступ к информации из России.

В странах Восточной Европы маятник качнулся в другую сторону. Первые десять лет было очень тяжело, постоянно чувствовалось неприятие нашей общей истории. Но сейчас мы наблюдаем возрастание интереса, попытки проанализировать и узнать больше. Хотя на правительственном уровне все может выглядеть совсем по-другому. Мы же не работаем на правительственном уровне, у популяризации русского языка и культуры - совсем иной охват.

Только на Украине мы сейчас - враг номер один. Однако оттуда мы получили только одно письмо с уведомлением о расторжении партнерских отношений. Оно было из Херсона. А центр фонда «Русский мир» в городе Ровно, расположенный на улице, носящей имя Степана Бандеры, продолжает очень хорошо работать. Там находится Ровенский государственный университет. Стараемся поддержать по мере возможностей хорошие проекты. Например, несмотря на все сложности, на Украине издается журнал «Русская школа», которому мы помогли.

Но самая серьезная проблема в том, что уже двадцать с лишним лет на Украине русский язык сознательно вытесняется из оборота. Учиться в русской школе можно, однако государственные экзамены все равно нужно сдавать на украинском. Янукович в свое время хотел сделать как лучше, предложив ввести в школах второй обязательный иностранный язык. Он был уверен, что все выберут русский. Но оказалось, что таких - менее тридцати процентов учащихся. Ведь как рассуждали родители: «Русский дети и сами как-нибудь выучат, пусть в школе другие языки выберут». А в результате выросло новое поколение, среди которого даже люди с университетским образованием плохо пишут по-русски.

- Раз в год проходят ассамблеи фонда «Русский мир». В чем Вы сами видите их цель?

- В том, чтобы люди как раз и почувствовали единство Русского мира. Там ведь не только соотечественники из разных стран представлены, но и люди совершенно других национальностей. Даже из Эфиопии приезжали, ее делегат читал стихи Пушкина на амхарском языке. Это и есть Русский мир, когда люди чувствуют сопричастность к русской культуре.

- А когда-то на русском языке пели девочки из приюта в Гватемале. И среди них не было ни одной русской по крови.

- Да, им настоятельница с русскими корнями привила интерес к русским песням. Были у нас гости и из аргентинской глубинки, куда давным-давно, еще до Первой мировой войны перебрались русские переселенцы. А симпатия к России как к общему Отечеству у них осталась и век спустя.

- Нас всех вместе держит русская культура, но недавно Украина сделала показательный шаг: составила список запрещенных на Украине российских писателей. Россия не только не пытается делать ничего подобного, но и по-прежнему издает тех авторов, которые связаны с Украиной.

- Еще до всех трагических событий мы успели сделать важную вещь: издать «Библиотеку русской классики для украинских школ». В этой серии у нас и Бабель, и Катаев, и Короленко, и Паустовский. Все они родились или выросли на Украине, и все писали на русском. С ними-то что делать украинскому правительству? Гоголя перевели на украинский язык, надеюсь, особый колорит этого писателя не потерялся. Мы никогда и не думали, что Тараса Шевченко, служившего когда-то на Каспии и жившего некоторое время в Санкт-Петербурге, потом на Украине сделают главным русофобом. Есть, конечно, у него критические стихи, так они встречаются и про Украину, однако этого стараются не замечать.

Сейчас наблюдаются лихорадочные попытки сформировать самосознание украинской нации. На этих попытках уже выросло новое поколение. Хорошо, что молодые люди чувствуют себя гражданами Украины, плохо, что при этом им вдалбливают образ врага. Мы слишком снисходительно относились ко всем попыткам переписать историю, не учитывая, что формируется другое поколение. Но «ягодки» будут еще впереди, когда в политическую элиту Украины окончательно войдут те, кто родился уже после распада Советского Союза.

С другой стороны, в молодежном лагере под Львовом я встречался с молодыми украинцами, которые мне показались образованными и благожелательными. Может быть, они сумеют что-то изменить, когда настанет их время. Ведь агрессия - это удел обездоленных. Но мы, действительно, недооценили влияние пропаганды на массовое сознание, и как теперь быть, например, с утверждением, что Аттила был украинцем? А ведь такие вещи озвучивают вполне серьезно. Над подобными утверждениями можно посмеиваться, но оказалось, что они тоже в чем-то поспособствовали нынешнему противостоянию. Сегодня чуть ли не каждый день в гражданской войне гибнут дети самых обездоленных, и мне очень жаль погибших с обеих сторон…

Если же говорить о попытках переписывания или замалчивания истории, то иногда это происходит на первый взгляд незаметно и неявно, причем, прямо у нас перед глазами. Например, Европейский союз объявил о продлении санкций двадцать второго июня этого года, то есть как раз в наш день памяти и скорби. То ли это было сделано специально, то ли совершенно бездумно, но в любом случае это - какая-то амнезия исторической памяти.

Но мы нацелены на эффективное гуманитарное сотрудничество, ничто не должно мешать молодому поколению получать объективную информацию о России. Дети должны учить языки, учить историю, должны дружить и общаться, и тогда не останется места для вражды. Именно для этого наш фонд и работает!


Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации