Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Василий Лихачёв: «Сегодняшнее отношение к международному праву могу выразить одним словом: жуть!»

Василий Лихачёв: «Сегодняшнее отношение к международному праву могу выразить одним словом: жуть!»
18.06.2014

События на Украине так возмутили депутата, что он предлагает напомнить миру, что Россия обладает эффективными вооруженными силами и ядерным оружием

Известный юрист-международник, депутат Госдумы РФ от РТ Василий Лихачев считает, что надо создать специальный военный трибунал по преступлениям, которые киевская власть совершает в своей собственной стране. В статье, подготовленной специально для «БИЗНЕС Online», парламентарий предлагает тщательно фиксировать и расследовать факты таких преступлений. А официальному Киеву напоминает, что есть конвенция ООН о неприменении сроков давности к физическим лицам, которые призывали совершать преступления против мира, военные преступления и особенно преступления против человечности.

События на Украине показывают, что одна из самых серьезных проблем сегодня — инфантильность, бессилие международного сообщества. Вроде бы генсек ООН делает заявление, швейцарское председательство ОБСЕ посылает делегацию на Украину... И кажется, что все нормально. Ничего не нормально!

Налицо кризис международного сообщества — раз. Кризис сообщества регионов — два. О регионах я говорю с точки зрения развития Юго-Востока Украины. Есть международная конвенция о региональном самоуправлении. И многое из того, что делают дончане и луганчане, вписывается в этот документ. Об этом пока никто не говорит, никто еще не обратил на это внимание.

Самая главная беда, которую даже фантасты не могли предположить, анализируя динамику развития международных отношений в XXI веке, — такое отношение к международному праву. Могу это выразить одним словом: жуть! Или нигилизм. Или просто полное разрушение международного правопорядка. Этому активно способствуют и Вашингтон, и Брюссель, и Киев... Сейчас идет политика выжигания человеческих жизней — жизней детей, стариков, женщин, раненых, больных...

Мне сегодняшняя обстановка в Киеве и на Украине в целом все больше и больше напоминает события далекого прошлого, когда американцы развернули военные действия против Вьетнама. Тогда там действовала штурмовая авиация, тяжелая техника, применяли напалм. Нечто подобное происходит сегодня на Украине. И все эти военные действия противоречат целому блоку международных правовых документов. Это, например, устав ООН, который однозначно говорит о неприменении силы и мирном разрешении конфликтов. Но киевская власть это игнорирует. При этом демонстрирует, что за ее спиной находится Вашингтон, находятся очень крутые ребята, с которыми официальный Киев пытается пристроиться в одной карете истории XXI века, не представляя, куда эта карета, в конце концов, привезет.

Жертвами таких действий становятся те специальные институты международного права, которые были созданы после первой и второй мировых войн. В результате и у нас в стране, и на Западе часто приходится слышать, что международное право — это ничто, это бумажка, которую пора выкинуть в мусорную корзину. Но, может быть, международное право сегодня — единственный, последний инструмент, который в случае его полноценного применения может создать атмосферу здравомыслия...

Официальный Киев избегает слов «военная операция», предпочитая говорить об «антитеррористической операции». Сегодня в мире есть 13 антитеррористических конвенций. Да, общепризнанного определения террористического акта не существует, еще идут споры. Те же западники не дают возможности принять согласованный документ в ООН. Но если посмотреть то, что наработано, мы видим, что люди, которые с оружием в руках защищают свою жизнь, жизнь своих близких, свою территорию, свои ценности, — не террористы. 

Я прихожу к выводу, что по украинским событиям международному сообществу придется создавать специальный военный трибунал. Потому что на Украине налицо все три большие группы правонарушений, которые предусмотрены международным правом. На наших глазах разворачиваются правонарушения против мира, против человечности и совершаются военные преступления.

Есть четвертая Женевская конвенция 1949 года и еще два дополнительных протокола к ней 1977 года, которые регулируют именно гуманитарные аспекты вооруженного конфликта. Они требуют не подвергать бомбардировке и уничтожению гражданскую инфраструктуру — гидроэлектростанции, склады с продуктами, медикаментами. Запрещают неизбирательное применение вооружений, которые бьют по гражданскому населению, по детским садикам, школам, храмам...

Когда я анализирую весь этот блок, всю совокупность фактов, то прихожу к выводу, что международное сообщество сегодня зомбировано кем-то. Потому что не может оно быть до такой степени несправедливым, безнравственным. А ныне проходит просто какой-то шабаш безнравственности и беззаконие.

Петр Порошенко заявил о необходимости прекращения операции в течение недели, тем не менее украинская армия по-прежнему ведет бои на юго-востоке. Думаю, украинцы, голосуя за Порошенко, полагали, что этот интеллигентный человек, который работал министром экономики, министром иностранных дел, который хорошо говорит по-английски, обладает талантом зарабатывать большие деньги, и поэтому сможет остановить кровопролитие в своей стране. Ничего подобного! Он лишь усилил свои связи с ЦРУ, ФБР, прежде всего, конечно, с Белым домом. Американцы сделали его инструментом своей политики. При этом Барак Обама, выступая недавно перед слушателями военной академии, проявил удивительную бесцеремонность, когда заявил, что Америка еще 100 лет, по меньшей мере, будет выполнять лидерствующую функцию в мире. Но у Америки нет такого общепризнанного статуса. 

Вообще, с моей точки зрения, Обама окончательно похоронил миф о том, что он эффективный глава США. Первый его президентский срок сопровождался поиском новых путей развития отношений с Россией, персонально с Владимиром Путиным, попыткой перезагрузки, переговорами по ПРО, стараниями сблизить точки зрения двух наших стран. А на второй срок, очевидно, под сильнейшим давлением и критикой со стороны Республиканской партии, Обама вообще начал терять способность принимать какие-то рациональные решения. Хотя он Нобелевский лауреат мира, и надо бы оправдывать это высокое звание. Вместо этого мы видим эскалацию насилия на Украине и помощь в этом со стороны США. Но ведь это не бескорыстная помощь — США непременно выставят Порошенко счет.

Возвращаясь к ситуации на юго-востоке — здравомыслящие люди не могут не думать о выходе из этого положения. Наша фракция накануне инаугурации Порошенко устами Геннадия Зюганова сделала заявление о немедленном введении по решению Совета безопасности закрытой воздушной зоны над этой территории. Такой опыт есть — в Ливии несколько месяцев назад принимали подобное решение, и Россия его тогда поддержала.

Еще один момент. Мне кажется, что помимо той гуманитарной помощи, которую Российская Федерация уже предоставляет юго-востоку, надо вспомнить о тех полномочиях, которые дал президенту России Совет Федерации на применение силы. Надо продемонстрировать, что это полномочие конституционно обоснованное, что оно реальное, и что президент России о нем помнит. Все 9 миллионов жителей бывших Луганской и Донецкой областей ждут от руководства России более конкретной, более политически острой линии поведения. Предполагаю, что российскому руководству надо заявить о возможности применения к украинскому руководству соответствующих санкций.

И еще об одном. Со мной могут не согласиться, но лично я уже становлюсь сторонником того, что России надо напомнить всему миру, что она обладает эффективными Вооруженными силами и — ядерным оружием. Наша страна может дать отпор любому агрессору.

Сейчас Совет Федерации и Госдума РФ готовят целый комплекс предложений, включающих и обращение к руководству парламентского сообщества, поскольку 28 июня в Баку будет проходить очередная пленарная сессия парламентской ассамблеи ОБСЕ. Хотя действия парламентской российской дипломатии осложняет то, что мы сейчас приостановили работу в ПАСЕ. Российские полномочия прекращены до 1 января 2015 года.

Мне кажется, в отношении Украины уже сегодня надо четко сформулировать тезис о возможности создания специального военного трибунала — по преступлениям, которые киевская власть совершает в своей собственной стране. Это страшные преступления, потому что они направлены против гражданского населения, людей без оружия, неспособных защитить себя. Нужно собирать факты, закреплять их, задокументировать. А официальному Киеву стоило бы помнить, что есть конвенция ООН о неприменении сроков давности к физическим лицам, которые призывали совершать преступления против мира, военные преступления и особенно преступления против человечности.


Автор: 

Возврат к списку

Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации